Секс рассказы, пошлые интимные истории — читать бесплатно • Секс Гид онлайн

Секс рассказы, пошлые интимные истории — читать бесплатно • Секс Гид онлайн — всё про сексСекс рассказы, пошлые интимные истории — читать бесплатно • Секс Гид онлайн — всё про сексУтро с БДСМ-рабынейАнюткаДневник ОткрывалкиМой милый мальчикЛучше была бы взбучкаДневник Эбьюзера: Мира в колодкахРитаЭто было такДжек и ДжекиТатьяна, милая Татьяна

https://sex-gid.online Всё про секс Mon, 30 Aug 2021 03:16:31 +0000 ru-RU hourly 1 https://sex-gid.online/wp-content/uploads/2020/11/seks-znakomstva-onlayn-chat-rasskazy-pro-istorii-eroticheskiye-mir-seksa-igry-intimnyye-tovary-dlya-vzroslykh-igrushki-shop-uroki-muzyka-turizm-anekdoty-yumor-retro-sex-dating-erotic-stories-games-100×100.png

https://sex-gid.online 32 32

https://sex-gid.online/stories/utro-s-bdsm-rabynej/ https://sex-gid.online/stories/utro-s-bdsm-rabynej/#respond Mon, 30 Aug 2021 03:16:29 +0000 https://sex-gid.online/?p=6565 Закрытый загородный дом. Никто не знает о том, что каждый день случается в его стенах. Вернее, знают об этом только те, кто часто тут бывает, но им категорически нельзя разглашать эту тайну. Я нахожусь здесь уже третий месяц, и являюсь секс-рабыней для всех приходящих клиентов. Я не против этого, так как обожаю секс и боль. […]

Сообщение Утро с БДСМ-рабыней появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> Закрытый загородный дом. Никто не знает о том, что каждый день случается в его стенах. Вернее, знают об этом только те, кто часто тут бывает, но им категорически нельзя разглашать эту тайну.

Я нахожусь здесь уже третий месяц, и являюсь секс-рабыней для всех приходящих клиентов. Я не против этого, так как обожаю секс и боль. Среди моих клиентов были мужчины из разных слоев населения – те, у кого хватало денег купить входной билет. А стоил он достаточно дорого.

В это обычное утро меня предупредили, что скоро придет очень важный клиент, который хочет изрядно надо мной поиздеваться. Он считает, что все мои БДСМ-мучения ранее были слишком легкими, а он сможет открыть мне дорогу в долину боли.

Я как всегда облачилась в сексуальное нижнее белье и туфли на высоком каблуке, сделала яркий макияж и вышла на сцену – это то место, где мне предстояло испытать сладостную боль. Помощники сразу связали мне руки над головой, чтобы я ни в коем случае не могла помешать моему господину.

Как только он зашел в комнату, я сразу же почувствовала головокружительный аромат его парфюма. Он возбуждал и привлекал, на минуту мне даже показалось, что это сильный афродизиак. Моя промежность ныла от нетерпения, но я понимала, что испытать оргазм я смогу не скоро.

Он приблизился ко мне, и приятно провел рукой по моим ногам и животу. В другой руке у него был хлыст, которым он незамедлительно хлестнул мою киску. Боль была такая сладкая, что я взвыла от наслаждения. Моему господину это понравилось, поэтому его штаны уже топорщились от изнеможения.

Он обошел меня со спины и хлестанул еще раз, но уже по спине. Я уже готова была кончить, но прежде мне нужно было попросить на это разрешения. Тем временем мой господин начал поглаживать свой член через ткань брюк, а я невольно залюбовалась этой картиной.

Пока я отвлеклась на его член, в комнату ввезли непонятное мне приспособление. Было похоже на капельницу из больницы, но я не понимала, как это может быть связано с нашими играми. Но в тот же момент господин ответил на мой немой вопрос – это оказалась клизма, причем не простая, а с секретным ингредиентом.

Связанную меня положили на специальный стол, а господин вставил трубку в мою очаровательную попку и жидкость пошла по моим кишкам. Такой боли я еще не испытывала – там была самая настоящая кислота, которая капля за каплей разрывала меня на две части. Я сразу же невольно кончила, так как в первый раз поняла, насколько сильно я люблю боль.

В это время мой господин начал жестко иметь меня в рот – я даже стала захлебываться, так как его член был очень большим и толстым.

Решив еще поиздеваться, мой господин взял в руки обычную свечу и стал капать воском прямо на мою промежность. Свеча прижигала чувствительное место, и я снова кончила, понимая, что за эти два оргазма наступит незамедлительная расплата.

Клизма уже давно перестала для меня существовать, так как вся ее жидкость уже была в моем кишечнике, отчего передвигаться мне было больно. Но в тот же момент меня поставили раком и стали грубо долбить меня в анус секс-машиной. Скорость была выбрана самая максимальная, отчего жидкость из попки стала стекать на мою киску, все еще обжигая стенки и всю промежность.

Мой господин уже был готов кончить, но не рискнул отыметь меня в дырочки, так как кислота могла попасть и на его идеальный член. Поэтому он снова взялся за мой ротик и уже через 20 минут яростного отсоса кончил на лицо, полностью залив его спермой.

Когда сессия окончилась, он признался, что еще ни одна секс-рабыня не выживала после этой кислоты, а я умудрилась несколько раз кончить. Теперь он будет заглядывать ко мне чаще!

Рубрики:

Сообщение Утро с БДСМ-рабыней появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> https://sex-gid.online/stories/utro-s-bdsm-rabynej/feed/ 0

https://sex-gid.online/stories/anyutka/ https://sex-gid.online/stories/anyutka/#respond Sun, 02 May 2021 08:44:54 +0000 https://sex-gid.online/?p=5985 Я женатый мужчина, но иногда даю объявления в рубрику знакомств и встречаюсь чаще всего с замужними женщинами. Эти маленькие праздники доставляют море новых впечатлений, не надолго уносят из реального мира, позволяя передохнуть и расслабиться. А у женщин свои причины: кто-то хочет ощутить себя желанной и увидеть это желание в глазах мужчины, кто-то ищет новых впечатлений, […]

Сообщение Анютка появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> Я женатый мужчина, но иногда даю объявления в рубрику знакомств и встречаюсь чаще всего с замужними женщинами. Эти маленькие праздники доставляют море новых впечатлений, не надолго уносят из реального мира, позволяя передохнуть и расслабиться. А у женщин свои причины: кто-то хочет ощутить себя желанной и увидеть это желание в глазах мужчины, кто-то ищет новых впечатлений, а кому-то просто этого не хватает в семейной жизни.

Но рассказать я хочу Вам совершенно о другом. Как-то раз я получил письмо от девушки Ани. Она рассказывала о том, что она еще девственница, учится в институте, у нее есть парень, с которым она только целуется, и она ищет опытного мужчину, чтобы с ним переспать. Необычность предложения не оставила меня равнодушным, и я конечно ответил. Но я честно попытался ей объяснить в своем письме, что первый раз запоминается на всю жизнь, и из памяти его не сотрешь, и лучше нет подарка, чем подарить своему любимому свою невинность. В письмо я вложил свою фотографию, говорящую о том, что я значительно старше Ани.

В ответ я получаю Анину фотографию и длинное письмо, в котором она объясняет, что ее любимый — Костя, по характеру совсем мальчишка, такой застенчивый. Он даже целоваться не умеет.

— А я красивая, мне было стыдно признаться перед подругами, что у меня не было парня. Я постоянно придумывала себе любовные приключения и по секрету делилась с подругами. Теперь у меня твердая репутация опытной в сексе женщины. А если мой стеснительный Костя из-за этого со мной дружит?! А сказать ему о том, что я врала и поставить под угрозу свое будущее с ним я не могу решиться. Разумней вымысел сделать правдой. К тому же провести первую ночь с опытным симпатичным мужчиной, как я, ее привлекает больше, чем промучиться всю ночь с неумелым парнем, и результат не гарантирован. В общем письмо она закончила временем и местом свидания.

Когда я ее увидел, она оказалась красивей, чем на фотографии и чуть-чуть старше. Черное облегающее платье, подчеркивало и хорошо развитую грудь, и эффектную фигуру. Милое личико обрамляли волнистые каштановые волосы, падающие на плечи. Она улыбнулась.

— Володя, — представился я — Еще не поздно передумать.

— Едем, — в ее решимости не было сомнения.

Я заранее взял у друга, уехавшего на дачу, ключи от его квартиры и подготовился к свиданию. Всю дорогу оба молчали, боясь что-нибудь испортить. Когда вошли в квартиру, в Аниных глазах засветилось и удивление и радость. Все занавески задернуты, в комнате тихая медленная музыка большая кровать с белоснежными простынями, а посередине комнаты стоит стол с двумя свечами, бутылкой вина, фруктами, тортом и еще всякой всячиной Я пододвинул стул, помогая девушке сесть. Разлил вино, сказал тост и, опять проверяя ее решимость, предложил выпить на брудершафт. Аня молча встала, я подошел, наши руки сплелись.

Выпили до дна доставили бокалы, я протянул руки и обнял ее, мои губы почувствовали вкус помады. Анино тело подрагивало в моих руках. Она откинулась назад отдаваясь во власть мужчины. Вернувшись на свои места и поедая деликатесы, мы молча рассматривали друг друга. Я уже перестал сомневаться в правильности ее решения. А Аня внимательно меня рассматривала пытаясь угадать или представить, что будет дальше. Конечно, был виден и страх, и волнение, она вся напряглась и мне хотелось ее успокоить Говорить не хотелось. Я предложил сыграть в бутылочку, на кого она покажет, тот снимает один предмет одежды. Первым оказался я, снял рубашку.

Второй — Аня, сняла платье. Об этом надо рассказать: Увидев уставившееся на нее горлышко бутылки, она встала передо мной медленно расстегнула длинную молнию на спине повела плечами и платье соскользнуло к ее ногам. Черный лифчик черные колготки и черные трусики на белом девичьем теле. У меня перехватило дыхание.

— Давай выпьем, — я наполнил бокалы. — За красоту.

Крутит бутылку проигравший. Аня не стала тянуть время. Горлышко несколько раз подряд показало на меня. Когда я снял майку:

— О, так лучше, — выдохнула Аня. Когда снял трусы Аня как победительница получила возможность меня внимательно рассмотреть. Видимо, оставшись довольной осмотром, она подошла ко мне ближе.

— Володя, помоги мне раздеться.

Мои руки трепетали расстегивая лифчик и снимая колготки. Трусики она сняла сама.

— Потанцуем?

Наши тела коснулись друг друга. Она прижалась грудью ко мне положила голову на плечо. Мой малыш уперся ей в живот, и Аня слегка терлась об него. Чем дольше мы танцевали, тем меньше понимали где мы, кто мы и что происходит. Легкий полумрак, тени от свечей на стенах, горячие тела, обнятые нежными руками, скользящими по телам. Мы не могли просто танцевать, мы ласкали друг друга, прижимая к себе. Мы целовались. И эти поцелуи пьянили больше, чем выпитое вино. Музыка менялась, а танец все продолжался.

— Пойдем в душ?

— Я сегодня мылась, если хочешь я подожду.

— А я не только мыться зову. Только надо заколоть волос, чтобы не намочить. И макияж смывать не будем.

Мы стояли в ванне, поливая друг друга струями теплой воды. Волнение понемногу стихало. Я, налив на руки шампунь. прикоснулся к ее груди. Ее набухшие соски заскользили по моим ладоням ласково щекоча Я намыливал ее плечи, руки, грудь, попочку, а Аня прикрыв глаза, поворачивалась, подставляя моим рукам все новые участки не обласконого тела. Когда Аня прижалась к моей груди своей спиной, а я стал намыливать ее грудь и живот, она замурлыкала, как котенок. Помурлыкав немного, Анечка забрала шампунь и инициативу в свои руки. Полив меня водой она начала меня мылить. Как описать Вам эти пальчики, эти девичьи ладошки, пытающиеся размять мои мышцы, поглаживающие мою кожу. Она пыталась делать массаж, а упругое, скользкое тело не хотело подчиняться. Аня весело смеялась пытаясь массировать все новые места и постепенно присев на колени. Мой фаллос оказался перед ее лицом. Она осторожно взяла его в руки. Кожа пошла вниз и обнажилась головка.

— Ой, — она хотела убрать руки.

— Не бойся, мне приятно.

Начался процесс изучения. Девичья ладошка, взяв в руку, взвешивала яички, пальчик притрагивался к пульсирующим жилкам на его поверхности. Головка, то выглядывала, то пряталась. Девичье любопытство прогнало стеснительность. Когда мы смыли с себя остатки шампуня, я завернул юное создание в полотенце и на руках отнес в постель. Ей трудно было справиться с волнением перед приближающимся моментом, но стесняться она уже перестала. Я опять налил Ане вина и подал очищенный киви, а сам стал вытирать полотенцем оставшиеся капли на ее теле. Но вот капель больше нет, а я не в силах оторваться от ее тела, продолжаю гладить ее руками. Нет, мои руки слишком грубы, для этой кожи.

Я склоняюсь над Аней и начинаю целовать ее тело. Покусывать мочку уха, играть языком с ее сосками, посасывать маленькие пальчики. Целуя ноги и живот, я все ближе к заветному островку волос. Неожиданно Аня разводит ноги в стороны, волос расходится и моему взору открывается розовая мякоть, покрытая каплями сока желания. Я медленно наклоняюсь, вдыхая аромат девушки, горящей нетерпением. Как только мой язык коснулся этих капель, весь мир вокруг нас исчез. Остались только мы, наши тела, и то неописуемое наслаждение, которое мы испытывали. Анечка обхватила мою голову и прижала к себе. Я ласкал это девственное лоно и не мог остановиться.

— Я хочу тебя, Вова, — услышал я сквозь туман забытья. Отвалившись, я лег на спину.

— Теперь ты сверху, — она встала надо мной на четвереньки, не зная что делать дальше.

— Наклонись так, чтобы я только слегка касался головкой твоей щелки.

Я водил своей гордостью по жаждущей плоти, ласкал головкой клитор, а Аня мотала головой и постанывала от удовольствия. Иногда он попадал в дырочку и слегка углублялся, во что-то упираясь. В эти моменты Аня вздрагивала и испуганно открывала глаза.

— Попробуй сама.

Аня тут же взяла моего малыша в свою руку и стала ласкать головкой свой клитор. Постепенно, освоившись с ролью хозяйки положения, она стала двигаться к своей заветной цели. Погрузив головку в свою дырочку, она убрала руки и стала раскачивать попой. Я чувствовал, как он упирается в преграду. Я видел отражение боли в Аниных глазах, когда она пыталась опуститься ниже. Но несмотря на моменты боли, Анино наслаждение росло вместе с решимостью. Головка тонула в ее глубине все глубже и глубже, вызывая все большую боль и наслаждение.

Я взялся за Анину талию и с силой опустил на себя, разрывая все преграды на своем пути. Два крика услышал я. Первый от боли, второй — крик радости. Анечка сидела на мне, из глаз текли слезы, она сияла улыбкой, ее влагалище нежно сжимало в объятиях моего малыша, мой лобок перепачкался кровью.

— Посиди, не вставай, пусть боль утихнет. Сильно было больно?

— Терпимо, — она излучала счастье женщины, добившейся своего.

Я наклонил ее к себе и стал губами собирать слезинки с ее лица. Аня обняла меня, нежно прижавшись всем телом. Я начал тихонько двигать бедрами. Вскоре она заметила мои движения и стала помогать, двигаясь навстречу. Движения были все быстрей и быстрей, ей стало неудобно.

— Выпрямись, — я опять взял ее за талию и стал водить ее бедрами вдоль своего тела. Она быстро сообразила, что нужно. Упершись в мою грудь руками, Аня загнала моего малыша в свой тоннель по самые яички и стала елозить по мне. И откуда в ней столько сил и энергии. Она просто бесновалась на мне. Кончая, она издала звериный рык, лицо покрытое каплями пота покраснело, на шее вздулись вены, а влагалище, сжавшись, попыталось задушить моего малыша. Прижав к себе нежное тело, я перекатился по кровати и оказался сверху. Анины ноги оплели мое тело, руки прижимали к себе, губы покрывали мое лицо поцелуями. Теперь я удивился себе. Откуда столько сил и энергии, я терзал в объятиях это хрупкое девичье тело и не мог насладиться. Она испытывала один оргазм за другим. И вот я взрываюсь, мое семя выстреливает в истерзанную бездну, пытаясь потушить огонь желания, но вызывает прилив нежности и удовлетворения. Я лежу, расставшись с последними силами, а милое создание положило, свою голову мне на грудь, поглаживает сморщенного малыша и тихонько рассказывает ему, как ей было хорошо.

Я не видел эту девушку больше ни разу и не знаю, как сложилась ее жизнь. Я прекрасно понимаю, что каждый помнит свой первый раз всю жизнь. Конечно, жаль, что у Ани это произошло не с любимым человеком. Но мне кажется, если представить, что все это происходило с возлюблиным, то многие девушки хотели бы, что бы это произошло в их жизни именно так.

Рубрики:

Сообщение Анютка появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> https://sex-gid.online/stories/anyutka/feed/ 0

https://sex-gid.online/stories/dnevnik-otkryvalki/ https://sex-gid.online/stories/dnevnik-otkryvalki/#respond Sun, 02 May 2021 08:42:59 +0000 https://sex-gid.online/?p=5983 И так начнем. Не спрашивайте как я получил этот дневник потому что это связано с моей службой а она засекречена, я ее нашел в кармане убитого Курда дневник был сильно попорчен кровью убитого но я восстановил около 80% содержимого. Итак начнем… Сегодня был дома у «Дяди» У него очень красивая дочка она от русской потому […]

Сообщение Дневник Открывалки появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> И так начнем. Не спрашивайте как я получил этот дневник потому что это связано с моей службой а она засекречена, я ее нашел в кармане убитого Курда дневник был сильно попорчен кровью убитого но я восстановил около 80% содержимого.

Итак начнем…

Сегодня был дома у «Дяди» У него очень красивая дочка она от русской потому такая светленькая… Он предложил мне помочь ей с математикой… я согласился назначили день когда я приду к ним и буду учить ее. В тот день я посмотрел вечером парнуху привезенное Асимом. Там трое мужиков насиловали молодую девушку и это были реальные фрагменты. Я то знаю помню как мы с ним во главе отряда ворвались в одну деревушку и перебив почти половину населения мы вошли в один дом и нашли там двух девушек спрятавшихся в подвале, нашли случайно они хныкали и наверное не услышали как мы вошли…

(Испорчено кровью) Их отец плакал кода я Загнал в ее дочку свой член она извивалась но я все глубже вгонял в нее.

Наконец где-то с яиц поднялась волна и я кончил прям о в нее. Я встал а она осталась лежать с широко раздвинутыми ногами кровь и моя сперва медленно застывала между ее ног и закрыв руками лицо от стыда она рыдала. Ну что сука? Зачем рыдаешь теперь ты женщина, — сказал Асим и пнул ее ногой. Ту девушку которую трахал он я не смог узнать она была вся в синяках. И тут мне пришло на ум одна идея. Я поднял свою и бросил на стол — лицом вниз. Она начала опять умолять меня отпустить ее, но я не слушал. Я раздвинул ее ягодицы и увидел что анальное отверстие у нее очень маленькое. О это меня так возбудил что мой член стал больше чем в первый раз. Я уже не мог сдержаться но у меня был свой план. Взяв с пола ее шаль я перекрутил его у нее на шеи и сделал скользящий узел. Она лежала без движения тихо постанывая, и не знала, что с ней будет — что меня очень возбуждало. Я раздвинул снова ее ягодицы и поставив головку члена к ее анальному отверстию надовил но член не вошел в нее. Я сильно ударил по ее спине и она вскрикнула и сама раздвинула ноги. Я засунул в ее анус головку своего члена. Не знаю я был ей противен или действительно ей было больно от этого но еслиб это происходило не в подвале дома а где нибудь на улице то навероне ее крик услышали бы в другой деревне. Я остановился и рывком засунул в нее весь член От боли она так взбрыкнулась что несмотря на то что я крепко держал ее она чуть не сбросила меня но я всем телом налег на ее и одной рукой взяв ее за волосы оттянул ее голову назад и начал насаживать ее на свой брус. Теперь она могла только двигаться подо мной но это только усиливало мое возбуждение я вдруг почуствовал что по моей ноге течет что то теплое посомтрев я увидел что это кровь с ее ануса. Пару минут она ише врывалась но потом она уже привикла к моему члену и только поскуливала при очередном толчке. Вот этот момен я и ждал увидев это я отпустил ее руки и волосы начал затягивать узел на ее шее. Сначала она даже не обратила внимание но когда я перекрвл доступ к воздуху она начала опять вырываться и дергать попой взад вперед. И вот пришло догожданное наслаждение она изо всех сил боролось жизню но силы ее убывали и наконец когда я кончил то кончил уде в ее труп. Когда я отошел от нее она тихо сползла на пол и вокруг ее рта выступила пена смешавшаяся с кровю перекусанных губов.

Асим увидев это Тоже самое зделал и со своей пленницой. Наконец после того как мы пристрелили их обезумевшего отца мы вышли на улицу. Ночю когда мы вернулись на базу наш командир нам дал нагоняй за наше 3 часовое отсутствие (испорченно кровю)… так ее дочку звали Мате всегда когда я приходил к «Дяде» Она была дома и еше рядом была кто то из прислуги и телехронитель отца В тот день когда я пришел к ним «Дяди» не оказалось дома Я спрсил у Мате Где он она сказала что он из за предосторожности уехал никому ни сказав куда он уехал потому что оказалось что среди его окружения оказался предатель. Она была одета в темную блузку обтягиваюший ее не подетски развитые груди и Черную юбку которые едва достигали ей до колен.

— Сегодня мы не будем уиться, сказал я и закрыв книгу продолжил-Сегодня мы будем играть. Он соскачила со стула и начала танцевать от радости. Что ты умееш играть? спросил я ее. Она сказала что умеет даже танец живота (на тюрском Ойунмаг имеет два значения играть и танцевать) Я рассмеялся и сказал… Ну ну станцуй ка посмотрим я спецмалист по танцу живота. Она стянула блузку оствавив открытым свой пупок и начала танцевать. смотря на нее я вдруг заметил что я возбудился да так сильно что у меня вспотели руки. И еше я усугался того что «Дядя» Был идейным наставником делгого народа если я зделаю то что я хотел то меня растерзали бы на мелкие кусочки… Но моя плоть взяла вверх над моим сознанием… Я сказал ей что у не плохо получается потому что у нее есть изян в теле. Она чуть не заплакала от обиды и я покровительственным тоном сказал… Но я могу вылечить тебя подойди по ближе. Когда она подощла ко мне то я ошутил аромат арабских духов смешанный с запохом ее тела. Я немногопомасировал ей живот отчего она содрогнулась (наверноее никто из посторонних мужчин ее не трогал) Потомо я обхвалит ее за ягодиця и придвинув ее к себе поцеловал ее в пупок. Она ахнула и откинула голову назад… (Испорченно кровю) Я нежно провел языком по ее половым губам и начала обрабатывать ее клитор она начала постанывать и двигать бедрами в такт моему языку

Я лизал ее писю пока она не увлажнилась. Ее руки нанизанные до запятий браслеты прикривали ее лицо, наверное от стыда. я раздвинул ее руки и увидел что ее шеки пылают огнем Поцеловав в ее губы я заметил что она немного приоткрыла их. раздвинув ее губы своими я пошарил у не ворту своим языком. Сначала она хотела вытолкнуть своим языком мой и сделала попытку сбросить меня с себя но я лежал на ней и крепко держал ее еше немного слабой борьбы и она прекратила всякие попытки, даже наоборот она не умела обняла меня за шею и мы начали целоваться Она закатила глазки и так прилипла ко мне что я вынужден был приподнять голову чтобы она отцепилась от меня. Я взялся за ее блузку и снял ее. Она приоткрыла глаза но ничего н сказала наверное ожидаю от своего учителя ише один урок люви. ЕЕ полные недетские груди с черными сосками и молочно белой кожей смотрели на меня.

Я нежно обеими руками помассировал ихпотом припал к правой груди как изголодавшийся ребенок. Она одной рукой обняла а другой рукой потянулась к своей письке но так как на ней ише осталась юбка то она не могла найти ее в складках своей одежды. Я начал медленно целовать и отпускаться все ниже иниже снимаю с нее остатки одежды тоесть ее юбку. Теперь она лежала передомно совершенно голая и готовая стать женшиной. Увидев ее юнное тело я снова вспомнил о ее отце и о охране стоявший у ее дома. Наверное я слишком долго задумался так как она открыла глазки и вопросительно взглянула на меня. Решиву наверно что я ду от нее каких то действи она тоже встала на колени пере до мной и начала неумело снимать с меня рубашку. Я вдруг увиде ее пухлые губы и вдруг захотел чтобы она взяла у меня минет. Я сам снял свои брюки и она увидела мой воставший член. Краска стыда залила ее лицо и она отвернулась. Я встал на ноги и медленно повернул ее лицо так что мой член оказался прямо напротив ее губ. Я легонько ударил членом в ее губы и она зажмуревшись открыла свой рот. Я засунул только половину члена ей в рот и поросил ее посасать егоюОна начала не умело сосать мой член а я начал делать волнобразные движения.

Я очень долго кончаю но кода она взяла мой в рот я почусвтовал что я кончаю и выташив свой член я еле еле остановил свою сперму чтобы не кончить ей в рот (Все таки она не какято там девченка) Я взял ее на руки и положил ее на диван стояший рядом и вновь занялся ее Лепестками между ног. И опять полизал ее пока она не стало мокрой тогда я все таки решился. Проведя в последний раз по ее клитору языком и проведя черту между ее писькой пупком грудями и подбородком я лег всем телом на нее и почуствовал как она вся сжалась. Она почуствовала что сейчас случиться что то. Мой член сопркоснулся с ее писькой и для начала я потер свой член об нее и опять начал целовать в ее губы, на этот раз она более умело начала работать язычком. И в это время я ввел свой член в ее влагалише. К моему удивлению мой член вошел в не бес труда хотя там было оч узко. Она вдруг остановилась и начала вырываться. Я кремко сжал ее губы своими остановился давая ей время привикнуть и когда она успокоилась я до конца ввел свой член в нее. Сначала только я двигался но по немногу иона начала подмахивать мне. Я заметил что она кончила один раз но я еше держался. Я отпустил ее рот и она начала постанывать. Я начяал увеличевать амплетуду и она уже покачивалась в такт сом мной. Увидев что она собирается кончить еше раз я тоже отпустил свою сперму и мы кончели вместе с ней. Она охнув в последний раз отсановилась. Я лег рядом стоя на готове ее истерики, но она мольчала когда я посмотрел на нее то увидел что она тихо плачет. Я начал говорить ей ласковые слова и опят начал целовать ее, но про себя решил что как токо выйду отсюда то убегу потому что она все таки была ребенком и могла проговориться кому не будь. Матери у нее не было но у ней было оч много нянек и наставниц. А убить ее я не решался потому что она мне очень нравилась. Она успокоилась и свернувишсь калачиком заснула. Положив одну руку мне на грудь. Я разбудил ее и напомнив ей об отце попросил ей никому об этом не расказывать. Глаза ее сверкнули гневом и я испугавшись что она крикнет хотел закрыть ее рот но она негромко сказала, — Я мечтала об этом давно мои сестры рассказывали об этом и я хотела испытать на себе. Тебе понравилось? — спросил я.

Рубрики:

Сообщение Дневник Открывалки появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> https://sex-gid.online/stories/dnevnik-otkryvalki/feed/ 0

https://sex-gid.online/stories/moj-milyj-malchik/ https://sex-gid.online/stories/moj-milyj-malchik/#respond Sun, 02 May 2021 08:41:25 +0000 https://sex-gid.online/?p=5981 Этим вечером я как обычно желаю родителям спокойной ночи и закрываюсь у себя в комнате. Но сегодня мне совсем не хочется спать и я решаю просто лечь и помечтать. Так как я только-только вышла из ванной, моя кожа приятно пахнет и ощущение прекрасных ароматов пробуждает во мне самые разные желания. Моё тело будто ожидает чего-то, […]

Сообщение Мой милый мальчик появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> Этим вечером я как обычно желаю родителям спокойной ночи и закрываюсь у себя в комнате. Но сегодня мне совсем не хочется спать и я решаю просто лечь и помечтать. Так как я только-только вышла из ванной, моя кожа приятно пахнет и ощущение прекрасных ароматов пробуждает во мне самые разные желания. Моё тело будто ожидает чего-то, томится в каком-то непривычном предвкушении. Я ложусь на кровать и прикрываю глаза. Я вспоминаю, как мы с тобой играли в разные детские игры, как забавлялись на побережье, брызгаясь и дурачась. Как странно и необычно ты смотрел на меня когда моё платье однажды после наших игр стало мокрым и немного просвечивающим. Я думаю только о тебе и понимаю, что эти ощущения связаны только с тобой.

Я открываю глаза и… слегка теряюсь от неожиданности. Ты залезаешь на мой балкон. Я заворачиваюсь в одеяло и встаю с постели. К тому времени ты уже перебрался через перила, и улыбаясь, заглядываешь в комнату, прижавшись лицом к стеклу. Я подхожу и открываю тебе. Ты быстро проникаешь внутрь и спрашиваешь (чмокая меня в щёчку)… «Ты уже немного поспала, капелька?» (Знаешь, ты всегда называешь меня капелькой, когда мы остаёмся наедине…)). Я не спрашиваю почему ты решил прийти именно сейчас и почему таким необычным способом…) я хочу тебя видеть. Ты подходишь ко мне очень близко и нежно обнимаешь, шепча… «Я скучал по тебе, моя лапонька и не мог уснуть без тебя». Я улыбаюсь и, увидев это, ты берёшь меня на руки, такую мило завёрнутую в одеяло, и подойдя со мной к кровати, аккуратно укладываешь меня на неё. А сам садишься на краешек постели.

«Поиграем, как на пляже?» — спрашиваешь ты… я не отвечаю, просто лежу и смотрю на тебя. Мне нравятся твои русые волосы, твоё милое мальчишеское лицо…) твой крепкий торс, просвечивающий через тонкую белую футболку, твои крепкие ноги в чёрных джинсах. (Такую приятную грубоватую фактуру этих джинсов я чувствую, прикасаясь к тебе пяточкой согнутой ноги, выскочившей из-под одеяла). «Можешь снять футболку, как тогда на пляже?» — робко произношу я. Ты улыбаешься и эффектно снимаешь фуболку, картинно отбросив её за меня на кровать. Это так прикольно у тебя получилось, мы оба сильно улыбаемся, почти смеёмся. А затем… ты встаёшь в полный рост и снимаешь с себя всё остальное и становишься совершенно открытым для меня.

Я, кажется, удивлена, даже, по-моему, немножко смущаюсь…) Ты снова присаживаешься на краешек постели. И… протягиваешь ко мне руку и проводишь ею по волосам, затем по щеке. Я беру твою ладошку и прижимаюсь к ней губами. Она такая крепкая, даже чуть-чуть жёсткая, но такая нежная…). Ты улыбаешься и наклоняешься ко мне, начинаешь ласкать губами мою шейку. Мне очень приятно, я обнимаю тебя обеими руками. Ты поднимаешься и нависаешь надо мной. Я смотрю тебе в глаза, глажу твоё лицо, провожу пальчиком по губам. Ты то немножко целуешь, то покусываешь его. Затем ты останавливаешься, берёшь меня за этот пальчик и проводишь им, таким влажным от твоих поцелуев по моей щеке, потом опускаешься к губам. Ты склоняешься ко мне и какое-то время твои губы замирают в нескольких миллиметрах от моих. Мы смотрим друг другу в глаза и ты держишь меня за пальчик…). Твои губы медленно приближаются к моим и, кажется, касаются их. Я чувствую как твой мягкий горячий влажный язычок тихонько пробирается в меня, как он уверенно, игриво входит в мой ротик, лаская его и доставляя массу приятных ощущений. Я отвечаю и мои слегка робкие, не совсем умелые движения, по-моему, ещё больше заводят тебя. Ты не можешь поверить, что это не сон. Ты отрываешься от моих губ и смотришь мне в глаза. Они горят при свете луны. Ты ещё никогда не видел меня такой.

Ты выпускаешь мою руку из своей и кладёшь её себе на плечо. А сам лёгким движением проводишь у меня ладошкой сначала за ушком, потом сзади по шейке, затем по плечу. Я чувствую, как на мгновение замирает твоё дыхание, когда рука чуть-чуть соскальзывает под одеяло и касается грудей. Я невольно прикрываю глаза и тихонько мурлычу от удовольствия. Ты так внимателен, так нежен, просто неподражаем…). Ты забираешься на кровать и слегка отодвинув одеяло, берёшь мои полные, возбуждённые груди обеими руками. Ты плавно проводишь по ним руками, обхватываешь и нежно массируешь, а потом твои пальцы достигают сосков и игриво их поглаживают. Ты видишь, что мне приятно и продолжаешь ласкать меня. Ты гладишь мне груди, теребишь и оттягиваешь сосочки. Вид меня, такой маленькой и беззащитной и такой по-детски открытой, доступной,… и такой сексуальной, такой женственной, такой соблазнительной очень заводит тебя. Ты смотришь на меня, не желая отрываться. Сначала в мои большие детские глазки с чёрными пушистыми ресничками, потом на мои розовенькие пухлые губки, затем твой взгляд скользит по шее в ты смотришь на мои груди, находящиеся в твоих руках и, наклоняясь, припадаешь губами к одному из сосков, лаская другой сосок пальчиком. «Капелька, ты удивительно красива» — шепчешь ты, с трудом отрываясь.

Твои пальчики игриво пробираются вниз моего живота. Твоя рука скользит ещё дальше под одеяло и останавливается у меня между ног. «Милый мой, любимый…» шепчу я, сладострастно закусывая губу от сильного желания. Мои слова ещё больше возбуждают тебя. Ты чувствуешь какой гладкий и нежный у меня лобок и какое-то время просто наслаждаешься приятными прикосновениями. Одним движением другой руки ты сбрасываешь с меня одеяло на пол. Я стала видна тебе полностью, как на ладони. Узенькая талия, стройные, женственнные, округлые бёдра и красивые полные груди с торчащими вверх сосочками, так страстно зацелованные тобою. Твоя рука уже откровенно ласкает меня между ног и спустя мгновение, я слегка вздрагиваю от неожиданности, твоя пальчик оказывается внутри. Я ритмично подаюсь навстречу твоему пальчику. Ты чувствуешь внутри меня преграду и это вызывает у тебя прилив особой нежности и теплоты ко мне. Продолжая двигаться внутри меня, ты опускаешься губами к моему животику и целуешь его. Я нежно глажу твои волосы, наслаждаясь поцелуями, которыми ты осыпаешь меня. Неожиданно твой пальчик входит в меня глубже, чем обычно и моё тело немножко напрягается. «Милый, я чуть-чуть боюсь, я ещё никогда…» Ты поднимаешь голову и смотришь на меня. Твой пальчик внутри меня останавливается и замирает… «Лапонька, капелька, если ты действительно готова, — я помогу тебе, просто доверься мне и отдайся вся без остатка». Я верю тебе и перестаю волноваться. Ты ведь никогда не позволишь, чтобы мне было больно, правда? Не вынимая из себя твоего пальчика, я беру тебя за голову руками и прижимаю к себе там, пытаясь ловить собою твоё горячее дыхание. Ты слегка поднимаешь голову и смотришь на меня. Я ласково улыбаюсь тебе, медленно вынимаю из себя твой влажный пальчик и прикасаюсь им к твоим губам. Ты улыбаешься и облизываешь его.

Твои губы подаются навстречу манящему аромату. Игривый язычок, медленно пробираясь глубже и глубже, заставляет меня извиваться от наслаждения и ещё крепче прижимать тебя к себе. Ты ласкаешь меня, вызывая такое большое желание, но едва оно достигает почти наивысшей точки — ты ослабляешь свои ласки, заставляя меня томиться, вертеться, умоляюще направлять тебя. Видя, что мне уже непросто держать себя в руках, ты поднимаешься и нависаешь надо мной. Ты берёшь мои руки, соединяешь их в замок и крепко прижимаешь этот «замок» к постели над моей головой своей сильной мальчишеской рукой. Ты опускаешься на меня и я чувствую как мои соски касаются твоего торса. Я обнимаю тебя ногами.

Одной рукой ты удерживаешь мои руки, другой — ласкаешь основание моего клитора, одновременно входя с краю. «Глубже…» — неожиданно даже для себя самой шепчу я. Ты слушаешься и плавно, аккуратно входишь глубже, теперь уже переставая ласкать мой клитор. Освободившейся рукой ты выдергиваешь пёрышко из подушки и щекочешь мои подмышки, одновременно ритмично растягивая меня изнутри. Я и улыбаюсь от щекотки и содрогаюсь от толчков и приближения чего-то неизведанного…) За дверью, кажется, слышатся шаги. Наверное, мама идёт в ванную. Ты бросаешь пёрышко на кровать засовываешь часть своей ладошки мне в рот. «Не волнуйся, лапонька, мама сейчас войдёт и успокоит тебя» — с улыбкой говоришь ты. Из лёгкого протеста и ощущения нелепости сказанной фразы, я сильно закусываю твою ладошку. И в этот момент, ты, воспользовавшись тем, что я отвлеклась на мамины шаги, резко и глубоко входишь в меня, заставив меня издать сдавленный крик и ещё сильнее искусать твою ладошку. «М-м-м…» — ты утыкаешься лицом мне между грудей, чтобы сдержаться и случайно не выдать своим наслаждением меня и себя маме…) Видимо, твой расчёт оказался правильным и всё получилось очень тихо, потому что мамины шаги, по-моему, становятся всё тише… Я чувствую сильную боль и ощущение, будто что-то расплывается внутри меня.

Ты аккуратно приподнимаешь мою голову и оглядываешь лицо. Мои глаза полузакрыты, по щекам катятся слезинки — смешение сильного наслаждения и пережитой боли. Мои веки чуть-чуть дрожат и я открываю глаза.

Твой взгляд очень добрый и заботливый. С любовью и благодарностью ты гладишь меня рукой по волосам. Я чувствую, что ты сейчас готов ухаживать за мной как за милой мaлeнькoй дeвoчкой…), которую очень любишь и… которая полностью твоя.

Рубрики:

Сообщение Мой милый мальчик появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> https://sex-gid.online/stories/moj-milyj-malchik/feed/ 0

https://sex-gid.online/stories/luchshe-byla-by-vzbuchka/ https://sex-gid.online/stories/luchshe-byla-by-vzbuchka/#respond Sun, 02 May 2021 08:39:42 +0000 https://sex-gid.online/?p=5979 В Субботу, вечером, мы как обычно гуляли, сшибали на водку. Хотели просто посидеть, побухать. Мы — это я, Лешка и Максим. Три друга, ещё со шкoлы, сейчас уже работающие студенты. Часам к 7и мы уже сидели у Макса на хате, с четырьмя бутылками водки и пятью литрами пива. Сидели пили, уже не плохо всем вставило, […]

Сообщение Лучше была бы взбучка появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> В Субботу, вечером, мы как обычно гуляли, сшибали на водку. Хотели просто посидеть, побухать. Мы — это я, Лешка и Максим. Три друга, ещё со шкoлы, сейчас уже работающие студенты. Часам к 7и мы уже сидели у Макса на хате, с четырьмя бутылками водки и пятью литрами пива. Сидели пили, уже не плохо всем вставило, и кончились сигареты. Мы с Максом остались на хате, Лёху отправили за куревом. Стало скучно, я пошарил по шкафам, пока искал покурить, и наткнулся на старый импортный магнитофон. У меня с собой был плеер с кассетами, захотел включить, хоть музыку послушать. Макс сказал, что магнитофон давно сломан, вообще не включается. Делать было нечего, Лёха что-то задержался. Я нашёл отвёртку, раскрутил магнитофон, посмотрел, вытащил предохранитель, замкнул отвёрткой контакты, он заработал. Я скрутил контакты проволокой, собрал магнитофон, врубил музон. Тут в дверь постучали, Макс пошёл открывать. Сквозь музыку я услышал Лёхин пьяный голос, и потом мат Максима, и ещё какие-то женские голоса. Я вышел в коридор, на пороге стоял Лёха держащий какую-то пьяную девчонку, рядом стояла девушка с нашего института, и что-то втирала Максу.

Лёха рассказал, — «что стоял возле ларьков, покупал сигареты, и услышал чей-то женский голос за ларьком, кто-то матерился. Он зашёл за ларьки и увидел, как одна девушка держит другую по моложе, а та блюёт. Лёха предложил свою помощь, девушка сказала, что у её племянницы сегодня день-рождение, ей исполнилось всего 15, а она уже где-то напилась. А её родаки сказали ей следить за ней. И что она боится вести её домой, пока она не отрезвеет. Ну и Лёха предложил пойти к Максу, тем более, что тут рядом. Девушка видать была настолько напугана, что ей дома будет взбучка из-за племянницы, что согласилась. Тем более что они узнали, что учаться в одном институте.»

Лёха нас познакомил. Студентку звали Лена, а её племянницу Яна. Я уже видел пару раз Лену в институте, её вечно привозили на крутом джипе, увозили тоже на тачке. Судя по всему родители у неё были богатые. Лена была очень красивой, её было 21. Такая блондинка, с красивыми стройными ножками. Грудь тоже была хороша, упругая, среднего размера, как два прекрасных яблока. Ну а её попка — просто совершенство, я вообще никогда не видел такую хорошую попку! Скорее всего, она ходила в спортзал. Племянница для своих 15 была очень развита. Не большого роста, симпатичные ножки, попка, ну и груди для такой малышки просто великолепные. Мы отнесли Яну в ванную. Пока Лена помогала Яне в ванной, мы сели в зале, сделали музон погромче, достали ещё одну рюмку и начали разливать водку. Вскоре из ванны вышла Лена, сказала, что Яне надо ещё посидеть чуть-чуть в ванне.

— Спасибо, что помогли мне, а то меня бы родаки бы убили просто.

— Да ладно, у всех бывает, Лена сядь посиди с нами, выпей, а то ты совсем что-то разнервнечилась, так и до стресса недалеко, а ведь нервные клетки не восстанавливаются, ты ведь будущий доктор, лучше нас это знаешь. Дружеским тоном проговорил Макс.

— Спасибо ребят, но я водку не пью.

— Ну, тогда пива, пива то можно тебе, я надеюсь. Продолжил Макс.

— Ну, можно, только немножко, пожалуйста…

Мы посидели так попили, болтали о том, о сём. Ленка сказала, что родители у неё строгие, многого ей не позволяют, что она почти всё время учиться, но иногда с подругами выпивает.

— Ну, так тоже нельзя делать, ты уже взрослая, имеешь право отдохнуть, а то так загнешься от учёбы. Уверительно протянул Лёха.

— Ой, совсем забыла, пойду посмотрю как там Яна. Сказала Лена и пошла в ванную.

Мы с Лёхой и Максом переглянулись. Лёха взял водки и долил в стакан с пивом, из которого пила Лена. Было только 9 часов вечера. Лена вышла из ванны.

— Можно её куда-нибудь положить, а то она уснула. Просящим тоном спросила Лена.

— Конечно, ей надо проспаться, ей сразу станет лучше, давай отнесём её в спальню. Сказал Макс. Мы с Максом отнесли спящую Яну в спальню, накрыли её пледом, рядом поставили тазик, на всякий случай.

— Ой Максим, а у тебя родители не придут, а то здесь такое, ругаться наверное будут. Опомнилась Лена.

— Да не бойся Ленка, я один здесь живу. Давай садись, пиво попей, составь нам компанию. Успокоил её Макс. Мы опять стали пить. Лена стала пить пиво, похоже она даже не заметила наличие водки в этом стакане. Допив стакан, она заметно успокоилась, смеялась от каждой тупой шутки которые мочил Леха. Лёха в нашей компании был весельчак, и рот у него не закрывался. Мы слушали музыку, за окном уже темнело. Вдруг начался медляк. Максим подошёл к Лене, встал на колени, и сказал — «Девушка, можно пригласить вас на танец?»

Лена не смогла отказаться, и они начали танцевать. Макс легко обнял её за талию и они закружились в танце. Надо сказать Макс умел обращаться с девушками. Пока они танцевали, мы с Лёхой опять подлили ей в пиво водку. После медляка Макс поблагодарил Лену за танец, и зато что она разбавила нашу мужскую кампанию. Лена, от таких слов совсем раскраснелась. Они сели за стол, и мы опять начали пить. После 4ого такого стакана Лена совсем, разомлела. Глаза её стали стекленеть, язык, похоже, тоже начал заплетаться. Под предлогом покурить, мы вышли на кухню.

— Так пацаны, короче, сейчас берите водку, идёте сюда, пейте здесь, а я пока начну с ней, потом я вас позову, окей? Сказал Макс.

— Хорошо, тока точно позови, давай, удачи! Сказали мы.

Мы с Лёхой взяли водку, и под предлогом типа: «мы самые с ним алкаши, не хотим спаивать вас, пойдем пить на кухню, как раз поесть сделаем». Мы вышли на кухню и стали ждать. Мы приоткрыли дверь, и прислушались. Было плохо слышно. Она что-то говорила, что уже поздно надо посмотреть как там Яна и всё такое. Макс ей втирал, что с Яной всё хорошо, чем больше поспит, тем лучше, и ещё рано. Мы открыли на кухне окно, покурили. Где-то через минут 15, стало совсем тихо. Мы с Лёхой примкнули к двери, слышно было как Лена тяжело дышала, а Макс что-то лепетал ей. Его голос тоже был порывистым. В Комнате было темно, свет был выключен, но судя по скрипам дивана, Макс уже старался вовсю. Через ещё минут 15. Макс вышел на кухню, в одних трусах.

— Вы не поверите пацаны, она была целкой, блин такая телка, я прямо в неё кончил. Короче давайте, она уже никакая, раздевайтесь и пошли, там темно, она ничего не увидит. Проговорил Макс и пошёл обратно в комнату.

Мы с Лёхой переглянулись и начали быстро раздеваться. Мы потихоньку прошли в комнату. Макс слез с неё.

— Давайте пацаны, я держу её. — Прошептал Макс.

Она была вся голая, я осторожно залез на неё. Поцеловал её. И начал вставлять свой член ей во влагалище, у меня это быстро получилось, так как до этого здесь побывал Макс. Но мне уже было по фигу. Она начала дёргаться.

— Максим, где ты, кто здесь, мaльчики, что вы делаете? Слабо, пьяным голосом пролепетала Лена.

— Я здесь, всё хорошо, мы хотим доставить тебе удовольствие, тебе же хорошо?! Сказал Макс.

— Нееет. Слабо простонала она. Макс засосал её и она обмякла. Я начал сильнее трахать её. Так как я был под действием алкоголя, я трахал её долго и упорно, Лёха все надоедал мне, давай быстрей, я тоже хочу и всё такое. Мы с Максом лапали её груди, она вся извивалась под нами. Тут включился свет, я зажмурил глаза. Оказывается, Леха задолбался ждать и включил свет. Я увидел её прекрасное тело, и ещё сильнее возбудился. Я не мог поверить, что трахаю такую красотку. Она попыталась, вырваться, но мы её крепко держали, она что-то бессвязно говорила, но Макс опять начал сосаться с ней. Через минуты 2 она прекратила сопротивляться, и я продолжил трахать её. Я почувствовал что кончаю, но член высовывать не стал, мне почему то страшно захотелось кончить в эту красивую тёлочку. Я засадил ей по самые яйца и начал кончать, кончал я сильно и удивительно много. Потом я ещё полежал на ней не высовывая члена. Лёха сидел и дрочил на кресле. Потом я слез с Лены, и он занял моё место. Макс присел на корточки и начал водить членом по её губам, она замычала. И начала вертеть головой.

— Леночка открой ротик, пожалуйста, пососи мой член, я же так помог тебе, а ты не хочешь уступить мне даже это. Уговаривал её Макс. Он ещё поводил членом по её губам, и она приоткрыла ротик, и он тут же просунул его внутрь. Он начал приседать над её лицом, и трахать её в рот. А она бедняжка даже не успевала глотать воздух, и вскоре начала дышать носом. Лёха смотрел, как макс даёт в рот Лене, и трахал её ещё сильнее, и скоро кончил, опять прямо в неё. Страно, похоже, никого из нас не заботила мысль, о том, что она может забеременеть. Он слез с неё. Все будто специально кончили в неё. Тут Макс начал бурно извергать сперму ей в рот, затем высунул член, и накончал остатки ей прямо на лицо и волосы. Она, видать, не смогла проглотить всё, и из её ротика, по подбородку начала стекать сперма.

— Ты классная соска детка. И с этими словами Макс вытер свой член о её волосы. Смотря на это, мой член опять встал. Я подошёл к ней. Перевернул её. Ей походу уже всё было до лампочки, она даже не сопротивлялась, только облизала губы. Я посмотрел на неё, она была прекрасна, красивые ножки, эта восхитительная попка выставленная мне на показ. Я мог делать с ней всё что захочу. Только от этой мысли я уже начинал возбуждаться. Пацаны принесли водку с кухни и начали пить. Я погладил её попку, потом приподнял её, и поставил раком, она охотно приняла позу. Я раздвинул её ягодицы и загляделся на неё. Над разъёбанной пиздой была ещё одна крохотная дырочка, её анус был так прекрасен, что я захотел отъиметь её в попку. Я вставил член в пизду и сделал пару движений, чтобы смазать член спермой. Одновременно я засунул пальчик ей в очко и начал двигать им там, даже пальчик входил с трудом и она начала сопротивляться.

— Нет, не надо, только не туда, я боюсь, будет больно, я ещё ни разу не занималась сексом. Жалобно промямлила она.

— Расслабься, сейчас я смажу член спермой и всё будет хорошо. Сказал я бесцеремонно. Затем я вытащил член из пизды, он весь был в сперме и её выделениях. Я приставил головку к анусу. И надавил, головка медленно, но вошла туда.

— Мне больно… Застонала она.

Тихо, всё будет хорошо. Сказал я. Немного подождал чтобы она привыкла и начал продвигаться внутрь. Я жалел, что Макс сорвал ей целку, и поэтому хотел хотя бы первым порвать её попку. Я держал её за бедра, и натягивал её попку на свой хуй. Вскоре я уже вовсю драл её в очко. Она начала плакать, но это ещё больше раззадорило меня. В это время Лёха подошёл к ней спереди и приставил свой член к её рту, затем взял её блузку, и вытер ей блузкой лицо от спермы и слёз. Затем взял её за подбородок и потянул вниз, она открыла ротик, и он сунул свой член ей в рот. Это было прекрасно, она начала причмокивать, Лёха взял её за волосы и насаживал её голову на свой член, ну а я делал тоже самое с её попкой. Мы ебали её так минут 30. Я уже весь вспотел, член уже не встречал никакого сопротивления, я спокойно засаживал ей на всю длину, высовывал полностью и засаживал снова. Было приятно чувствовать как её попка обхватывает внутри мой член, сжимает его. Макс к тому времени уже заснул. Он улёгся прям на её трусики. Я не мог больше сдерживать себя и начал кончать в её прямую кишку. Это было великолепно, я вытащил член, раздвинул её ягодицы, сфинктер ануса, даже не сжимался, дырочка была уже такой большой, что туда без труда лезли четыре пальца. Из её очка вытекала моя сперма, как впрочем и из пизды. Её ноги были все липкие от нашей спермы, и мне даже не приятно было уже прислоняться к ней. Лёха же всё также трахал её в рот. Я пошёл помыть член в ванну. Когда я вышел из ванны то увидел такую картину: Лёха уже сидел в кресле, а она стояла на коленях, между его ног и делала ему минет. А он даже не обращал на неё внимания.

— Ты был в ванной? Надо эту суку тоже отнести помыть, сейчас я обканчаю ей лицо, и отнесём её в ванную хорошо? а то на неё уже противно смотреть! Рассмеялся Лёха.

— Слышала блядь? Давай хорошенько соси ему, и мы тебя помоем. Сказал ей я.

Она на удивление начала хорошенько стараться, видать хотела быстрее смыть всё с себя. И вскоре, Лёха застонал, вытащил член у неё изо рта, и начал мощно кончать на неё. Первая струя попала прямо на глаза, она зажмурилась, остальное он расплескал ей по всему лицу. У неё даже лица не было толком видно, всё было в сперме. Сперма сгустками капала с её подбородка. Мы взяли её за руки и отнесли в ванную. Набрали теплой воды и усадили её в ванну. Лёха включил душ и начал поливать её. Нам так понравилось мыть её. Она охотно подставлялась под струю воды. Тут я захотел поссать, а у Макса на хате туалет был вместе с ванной. Я уже хотел поссать в унитаз, но вдруг понял, что могу осуществить свою давнюю фантазию. Мне всегда хотелось так унизить девушку, чтобы поссать на неё. Я встал рядом с ванной и начал ссать на неё. Лёха убрал душ и тоже достал член. Мы оба ссали на неё. Она открыла глаза и увидела, что это уже не душ, а мы на неё писаем. Она вначале оторопела, а потом начала закрываться от струи. Лёха сильно схватил её за волосы и она запрокинула голову и вскрикнула. Я тут же воспользовался этим и направил струю ей прямо в рот. Её пришлось глотать. Я выпил очень много пива, поэтому спускал долго. «Пей Леночка, пей, хорошенько» — В экстазе кричал я. Теперь она сидела в ванне вся обоссаная, обессиленная, униженная. Лёха взял души и начал опять мыть её. Потом мы оставили её одну мыться, и пошли в комнату. Там мы опять начали пить. Макс по-прежнему спал, и мы не стали его будить. Вскоре Лена вышла из ванны, уже отрезвевшая и чистая. Мы немедленно усадили её за стол с нами пить. Она уже походу сама хотела напиться. Потом мы уложили её спать рядом с Максом, так как трахать её уже не хотелось. Мы вышли на кухню покурили. Потом вспомнили, что у нас в спальне ещё лежит её молоденькая племянница, и решили её навестить. Мы пробрались в спальную. На кровати, свернувшись клубочком, спала Яна. Мы включили свет, она даже не пошевельнулась. Да видать сильно она напилась. Мы стянули с неё плед и начали её раздевать. И вот уже перед нами лежит прекрасное голое восемнадцатилетнее создание. У неё были красивые груди, а соски немного вздернуты вверх, прям, как я люблю. Я раздвинул ей ноги, просунул палец в пизду. Он наткнулся на преграду.

— Опа, и эта тоже целка, хотя впрочем, и неудивительно. Радостно сказал я. Мы начали спорить на руках, кто порвёт ей целку. Лёха выиграл. Но я сказал, что в попку трахну её первым, и он согласился. Леха лёг на неё, и начал вставлять, вставил он довольно резко, девчонка аж проснулась, и вскрикнула от боли.

— Тише малышка, радуйся ты уже девушка. Ехидно сказал Лёха. Она начала вырываться и кричать, но я закрыл ей ротик. Лёха начал быстро трахать её.

— Заткнись маленькая сучка, а то получишь. С этими словами я влепил ей сильную пощёчину, из её глаз хлынули слёзы.

— Тише ты, Твоя тётя лежит в другой комнате, вся оттраханная и обкончаная, да ещё и обоссаная, будешь себя хорошо вести, кричать не будешь, и мы тебя бить не будем. Даже сделаем тебе приятно, поняла? Сказал я. И она закивала головой. Я убрал руку, она не стала кричать. Я поцеловал её, она сначала отпрянула, но я взял её за подбородок и засосал. Лёха задёргался быстрее и начал кончать в неё. В этот момент я лапал и целовал её прекрасные сиськи. Леха ещё немного полежал на ней, потом высунул член, и встал с кровати.

— Ладно, я пойду посплю там в зале. Удачи тебе с этой мaлoлeткой. Сказал Лёха и вышел из комнаты.

И вот теперь я остался с ней наедине. Я лёг на неё и засосал её. Мы долго целовались. Я ласкал её груди. Потом я вошёл в неё. И начал потихоньку трахать. Вскоре она начала подмахивать мне и я ускорил темп. Вот мой член уже был отлично смазан Лёхиной спермой оставшейся в ей влагалище, и её же выделениями. Я перевернул девочку на живот, поставил раком. Далее я проделал то же самое, что и с её тётей. Я раздвинул ягодицы, просунул палец ей в очко, она начала постанывать, но не сопротивлялась, видать помнила пощёчину. Затем, когда я уже порядочно поработал пальчиком у неё в попке, я начал продвигать туда свой член. Головка начала входить туда, девочка вскрикнула, я погладил её по голове и начал успокаивать. Да очко у этой малышки было намного уже чем у её тёти. С трудом я пропихнул головку, потом потихоньку начал продвигаться. Она вся дрожала. Тока минут через пять, я смог возобновить действия. И вскоре я уже вовсю драл её очко. Это было замечательно, в попке было так узко и так приятно, а она подо мной начала тихонько плакать от боли. Но мне это было только в кайф. На этот раз я долго не мог кончить, и малышке пришлось терпеть мой член в своей попке ещё минут 30 как минимум. Я почувствовал что близок к оргазму и высунул член. Я встал на кровати развернул малышку и вставил ей хуй в ротик. Я схватил её за уши и просто натягивал её на свой член. Делал это так быстро что она чуть не задохнулась. И вскоре начал кончать, я немного спустил в рот, но потом высунул член и накончал ей на лицо и волосы. Она была прекрасна в этот момент. С моей стекающей спермой с её прекрасных губок. Я не удержался и поцеловал её. Я просто был в нирване, я облизывал Янины губки, несмотря на то что на них была моя конча. Я крепко обнял её.

— С днём рождения Яночка. Ты просто чудо. У тебя прекрасная попка и чудесный ротик. И я лег рядом с ней, она обняла меня и мы заснули. Подумать только, я лишил девственности две попки в один день. Тётю и её племянницу…

Рубрики:

Сообщение Лучше была бы взбучка появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> https://sex-gid.online/stories/luchshe-byla-by-vzbuchka/feed/ 0

https://sex-gid.online/stories/dnevnik-ebyuzera-mira-v-kolodkakh/ https://sex-gid.online/stories/dnevnik-ebyuzera-mira-v-kolodkakh/#respond Sun, 02 May 2021 08:37:48 +0000 https://sex-gid.online/?p=5977 Мира пришла в себя и дернулась. Девушка лет двадцати трех стояла скованая, руки, ноги и шея были плотно зафиксированы в колодках. Глаза завязаны черной плотной тканью. Во рту кляп из шара из пластика, с перевязками за затылком. Кроме того она была полностью обнажена. Она задергалась и замычала. Мира служила в приходе, даже в миру всегда […]

Сообщение Дневник Эбьюзера: Мира в колодках появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> Мира пришла в себя и дернулась. Девушка лет двадцати трех стояла скованая, руки, ноги и шея были плотно зафиксированы в колодках. Глаза завязаны черной плотной тканью. Во рту кляп из шара из пластика, с перевязками за затылком. Кроме того она была полностью обнажена. Она задергалась и замычала.

Мира служила в приходе, даже в миру всегда одевалась и вела себя скромно. Она не помнила как попала сюда, не помнила она и вчерашнего дня.

Девушка дергалась минут двадцать и выбилась из сил. Щиколотки и запястья заболели. От усталости она обмякла, но под животом у нее оказалась какая-то широкая мягкая мебель. Она легла и расслабилась.

Через пять минут кто-то подошел к ней сзади. Мира напряглась и что-то промычала. Неизвестный положил ладонь ей на попку и гладил. Мира задергалась и пыталась что-то прокричать сквозь кляп. Рука шлепнула ее по ягодице, затем легла между ног и потрогала половые губы девушки. У Миры текли слезы и она продолжала что-то мычать и как могла дергалась. Ноги были расставлены и зафиксированы и свести она их никак не могла.

Неизвестный отодвинул подставку из под девушки и отошел, потом снова подошел. Что-то щелкнуло, по звуку похоже на крышку тюбика. К Мире снова прикоснулись и что-то холодное и влажное нанесли Мире между ног, обильно размазали от лобка до ануса.

Руки перестали ее трогать и человек ушел.

Минут через пять неизвестный вернулся. К Мире прикоснулось что-то жесткое между ног и двигалась по коже. Мире удаляли волосы, она была жгучей брюнеткой и волосы обильно росли у нее в интимных местах. Она брила только подмышки, но теперь кто-то насильно удалял все волосы с ее лобка, с половых губ и ануса.

Неизвестный подмыл ее после процедуры и вытер полотенцем.

Через минуту к Мире снова прикоснулись, что-то холодное и влажное коснулось ее ануса и погладило его. Кажется это был палец и неизвестный ввел его немного в попку девушки. Довольно быстро палец вынули, но сразу засунули что-то другое, тоньше, чем палец, на этот раз глубже. Намного глубже. Мира почувствовала заполнение в прямой кишке. Ей ставили клизму.

Внутренности девушки начало распирать. Она замычала. Когда боль уже пронизывала ее, трубку вынули, но сразу прислонили что-то толстое. В девственный анус послушницы засунули небольшую анальную пробку.

Девушке еще два раза прочистили внутренности, подставляя какую-то емкость. Второй раз Мира не выдержала и пописала, когда жидкость вытекала из попки.

После этого ее помыли теплой водой, предварительно нежно намылив между ног.

Девушку вытерли и пододвинули под нее подставку. Неизвестный удалился.

Вскоре он вернулся.

Долго ходил вокруг Миры. Начал трогать ее. Это был другой человек и девушка снова забилась и замычала. Неизвестный трогал ее красивую грудь, потом грубо мял и играл с сосками. Встав сзади он потрогал ее между ног. Затем раздвинул ягодицы и провел языком. Неизвестный ласкал языком лысую киску девушки и казалось он получает от этого удовольствие. Мира мычала, но уже не дергалась.

Человек встал и приставил член к киске девушки. Подвигав по губам, он надавил. Мира была девственницей и когда член проник чуть глубже, она ощутила острую боль. Мужчина вынул член, прислонил пальцы с чем-то влажным к киске девушки и снова ввел.

Он начала размеренно трахать девушку, хватая ее за грудь. Мира мычала в такт его движениям и иногда дергалась.

Мужчина растянул ягодицы девушки не переставая двигать в ней членом, затем прислонил палец к анусу и ввел его внутрь наполовину. Он двигал пальцем у девушки в попке насколько позволяла поза. Затем вынул палец и вставил уже два.

Минут через десять он вынул член из киски и приставил к анусу. Мира задергалась, но ее крепко держали, и места где ее обхватывали колодки сильно болели.

Мужчина медленно вводил член в попку девушки, анус плотно обхватывал член и еле продвигался вперед. Мужчина не стал резко насиловать попку девушки, а остановился и медленно вышел. Проделав это еще три раза он начал медленно двигаться в ней и уже потом начал размеренно и глубоко двигаться. Через пять минут мужчина начал двигаться резче и грубее, Мира мычала. Еще через минуту мужчина кончил девушке в попку и вынул член.

Ее снова подмыли. Потом сняли колодки с ног и чем-то смазали натертые щиколотки. Ее держали в четыре руки, сняли с колодок и надели все, кроме трусиков. Сняв кляп, ей зажали рот ладонью и медленно ее убрали. На ней оставалась повязка на глазах, когда ее отвели в машину и куда-то повезли.

Наконец машина остановилась, ее вывели и отпустили. Машина уехала.

Мира стянула повязку и прищурилась от яркого света.

Рубрики:

Сообщение Дневник Эбьюзера: Мира в колодках появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> https://sex-gid.online/stories/dnevnik-ebyuzera-mira-v-kolodkakh/feed/ 0

https://sex-gid.online/stories/rita/ https://sex-gid.online/stories/rita/#respond Sun, 02 May 2021 08:35:33 +0000 https://sex-gid.online/?p=5975 Рита училась в одиннадцатом классе. Для ее возраста у нее была не самая лучшая фигура. При, вроде бы, приличных формах, грудь ее едва-едва тянула на первый размер. Возможно именно на этой почве у Риты и образовались комплексы. Пусть уже половина девчонок в классе понаходили себе парней, и почти все с ними успели переспать, Рита еще […]

Сообщение Рита появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> Рита училась в одиннадцатом классе. Для ее возраста у нее была не самая лучшая фигура. При, вроде бы, приличных формах, грудь ее едва-едва тянула на первый размер. Возможно именно на этой почве у Риты и образовались комплексы. Пусть уже половина девчонок в классе понаходили себе парней, и почти все с ними успели переспать, Рита еще близко не общалась ни с одним молодым человеком. Причем страдания ее по этому поводу словами не описать! Рита мечтала, чтобы ее кто-то соблазнил, как в романе, и даже — пусть! — бросил потом! Ведь все равно она бы почувствовала, что может кому-то понравиться! А пока все мальчишки от нее только нос воротили. Усугубляло проблему еще и то, что Ритины родители придерживались очень строго ортодоксальных взглядов на воспитание девочки. Любые гулянки допоздна, приглашения друзей в гости, ночные разговоры по телефону и все прочие типично подростковые развлечения были Рите строго запрещены. Отец Риты, Виктор Валерьевич, женился на ее матери, Римме Михайловне, когда той только исполнилось 18 и счастливо жил с ней в браке уже 18 лет. До него у Риммы мужчин не было, после, разумеется, тоже. Оба они выросли в очень «правильных» семьях, да и сосватали их друг за друга родители. Но, тогдашние дети, они и не думали воспротивиться! Дочь у них родилась в первый же год брака, и больше детей не было. Так что, над Ритой тряслись как над хрустальной вазой, холили, лелеяли и оберегали от всего на свете. В частности особо переживали за дочкину «честь». В связи с этим Рите и запрещались все «сомнительные» по мнению родителей развлечения. Ей разрешалось рисовать, вышивать, читать предлагаемые родителями книги, смотреть некоторые (!) фильмы и… все. Больше ей практически ничего не позволяли.

В этот день Рита дежурила в классе. Они всегда убирались вместе с Ленкой Модяевой, но сегодня ее напарница не пришла в шкoлу, так как слегла дома с температурой. Следующим за Ленкой по списку шел Вовка Никифоров, поэтому именно его и назначили Рите в пару. Вовка был из разряда шкoльных «хулиганов», которым «все по барабану» и которые «плевать хотели на всякие уродские дежурства». Классная руководительница, Ольга Николаевна, прекрасно это знала, поэтому лично привела Вовку в класс, велев Рите запереть дверь и не выпускать «этого оболтуса», пока он пол не вымоет. Рита честно повернула ключ в замке, после чего спрятала его в карман.

— Володя, ты, если не хочешь убираться, посиди просто так, ладно? Я быстренько подмету, пол протру… Это недолго. Ольга же велела тебе здесь сидеть, так что надо просто вместе выйти…

Вовка оторопел от подобной Ритиной тирады — он уже приготовился с боем вырывать себе право на «заслуженный отдых» — а тут такое! Поэтому он только и смог, что сесть, да выдавить…

— Ну ладно, Ритка…

Рита быстро вымыла доску, и принялась поднимать стулья… все, кроме того, на котором сидел Вовка. Когда Рита взялась за веник, ретивая душа Никифорова взяла свое…

— Ритка, ну далась тебе эта уборка!

— А что?

— Не, ну неужели ничем поинтереснее заняться нельзя? В картишки там…

— Я не умею. К тому же нам потом от Ольги влетит.

— Ну, Ольга… Да ничего она не заметит! Подмела и хватит!

— Как же хватит?! — взвилась Рита, — Ты погляди, какая здесь грязь! Вон, все плинтуса в пылище! Под доской мел накрошили — видишь?!!

— Ну, вижу. Но фигня же это все! Ольга никогда под ноги на уроках не смотрит! Она только выглядывает не списывает ли кто, или на парте рисует… Слушай, если тебе так уж вздрючилось эти полы хреновы вымыть, открой дверь, я домой пойду. Задрало меня уже здесь торчать!

— Ага, а Ольга что скажет?!

— Да забей ты на Ольгу! У меня стрелка с народом в парке, пиво стынет, а ты… «Ольга…»! — передразнил Вовка и поднялся со стула, — Слышь, ты ключ по-хорошему отдай, а то я и отнять могу!

— Ннуу… Попробуй только отнять! — Рита не ожидала от Вовки такой реакции.

Никифоров поднялся во весь свой немаленький рост и двинулся к Рите, постоянно приговаривая… «Отдай, лучше будет!». Девочка остолбенела от неожиданности и растерянности, а также от странно сладостного чувства, вызванного предчувствием, что сейчас Вовка полезет в верхний кармашек ее блузки, где ни с того ни с сего начал проступать бугорок сосочка ее небольшой груди. Видимо Вовка это тоже заметил и не то потупился, не то наоборот обрадовался. Рита точно не поняла. Во всяком случае, он все еще приближался, а девочка была не в силах пошевелиться. Она судорожно вспоминала, как изящно получалось у Ленки не отдавать Сереге Андриенко яблоко, как она от него улепетывала с радостным хохотом, а он ее догонял, пытался отобрать яблоко, а Ленка его за спину прятала… И как тогда Рита мечтала, чтобы кто-нибудь вот так же побегал за ней… Рита мысленно сжалась в комок, а Вовка уже стоял перед ней. Вот он протянул руку к кармашку, вот Рита почувствовала, как его пальцы проскальзывают вглубь, пытаясь нащупать… ключи?… Рита сама не заметила, что прикрыла глаза и вздохнула. Зато Вовка как раз эту реакцию отсек, и вот его вторая рука приобняла Ритку за талию. Рита смертельно испугалась, но мысленно одернула себя, не давая воли комплексам и отчаянно стараясь вернуться на волны того сладостного течения, что захватило ее минуту назад. Вовка притянул ее к себе и коснулся губами ключицы. Рита застонала. Девочка еще ни разу не ощущала ничего подобного. Вовка ласкал языком ее шею, затем перешел на ушко. По Ритиному телу пробежал озноб. Она задрожала, но не от холода, а от этого нового для нее потрясающего чувства. Вовкины пальцы ласкали сквозь тонкую блузку ее грудь, не нуждавшуюся в лифчике. Вот он аккуратно расстегнул верхнюю пуговку и немедленно впился губами в ложбинку между ее ключиц. Рита еле сдерживалась, чтобы не застонать громче — она понимала, что кто угодно может услышать, постучать в дверь… А ей так не хотелось, чтобы Вовка останавливался! Тем временем он уже расстегнул ее кофточку и скинул ненужное шелковое препятствие с плеч девушки. Вовка стянул с себя футболку и прижался к ней разгоряченным телом. Проведя рукой между грудей, он слегка толкнул ее на парту, и Рита, подчинившись ему, легла голой спиной на холодный пластик. Впрочем, она даже не почувствовала его температуры. Тем временем, Вовка задрал ей юбку, приподнял ноги и начал потихонечку стаскивать трусики. Ее дурацкие трусики в цветочек, купленные мамой. Но Рита уже забыла и об этом. Мгновением позже она ощутила у себя между ног Вовкины пальцы. Он ласкал и мял маленький бугорок примерно там, откуда она обычно писала, рождая в девочке невероятное ощущение, наполняющее ее целиком, заставляющее прерывисто дышать и постанывать. Внезапно Вовкины пальцы спустились ниже и проникли в ее абсолютно мокрое влагалище. Рита уже не могла сдерживать стонов. Тут она почувствовала между ног что-то горячее. Она подняла голову и поняла, что Вовка ласкает ее языком. Ощущение было столь сильным, что Рита едва сдерживала крик. Внезапно, когда Рите показалось, что еще чуть-чуть и она окажется на вершине блаженства, Вовка остановился.

— Подожди, малыш, я сейчас.

— Ты куда? Что-то случилось?

— Все в порядке, ты, подожди, подожди. Просто… Эээ… Ведь просто так нельзя… Надо… Но ты не волнуйся, у меня все есть.

И он извлек из сумки маленький пакетик с презервативом. Рита следила, как Вовка избавился от штанов с трусами, как аккуратно надел презерватив. Когда он вернулся, Рита была возбуждена еще сильнее. Во-первых сказалось увиденное, а, во-вторых, теперь Вовка стоял перед ней совершенно обнаженным. Рита никогда не видела голого мужчины! И сейчас это зрелище особенно возбуждало. Вовка снова откинул ее на парту, раздвинул ей ноги и провел пальцем по клитору.

— Скажи. .. Мне нужно знать… — Вовка замялся, — У тебя уже такое было? Ну, с другими?

— Нет… — Рита глубоко вздохнула, — Но я не боюсь! Я правда хочу… этого…

— Просто… Вдруг ты не знаешь… Имей ввиду, что может быть больно… Ну… Первый раз…

— Ничего, я потерплю! — ответила девушка. Впрочем, слова юноши ее несколько насторожили, но она не обратила внимания. Слишком хотелось ей сейчас, чтобы Вовка…

Вовка ближе прижался к ее разведенным бедрам и начал аккуратно вводить член в ее узенькое влагалище. Рита тяжело задышала, ее лоб покрылся испариной. Было действительно больно. Но когда он погрузился в нее до конца боль ослабла, осталось только неприятное ноющее ощущение. К тому же сказывалось сильное возбуждение. Вовка тихонько извлек из нее член.

— Ты как? — он выглядел встревоженным, — Ты вскрикнула. Я боялся, услышат…

— Все… Все нормально… Да… Уже… Ты… Я… Ничего. Ты продолжай. Давай, давай… — слова Рите давались тяжело, но просьба продолжать возбудила ее с новой силой, — Да, я хочу… Хочу, чтобы ты…

— Да, да, малыш.

И Вовка вновь начал проталкивать член в ее раздраженное вмешательством влагалище. Рите было больно и приятно одновременно. Когда Вовка наконец полностью погрузился в нее, неприятные ощущения снова поутихли. Но, когда он начал медленно двигаться взад-вперед, Рита перестала чувствовать что-то, кроме боли. Вовка же постепенно набирал обороты. Рита видела, что ему-то как раз хорошо. Он тяжело дышал, но даже и не думал замедлить темп. Последние его рывки Рита уже просто терпела. В какой-то момент Вовка остановился, еще пару раз рефлекторно дернулся и вывел из нее член. Еще некоторое время он лежал, прижавшись к ней, потом выпрямился, поцеловал девушку чуть ниже живота над лобком, и пошел к своим вещам. Стянув презерватив, он небрежно выкинул его в окошко, надел трусы и вернулся к Рите, уже успевшей принять сидячее положение. Вовка обнял ее и долго ласкал губами ее губы, глубоко проникая языком. Рита не ожидала от шкoльного «хулигана» такой нежности. А он обнимал и прижимал ее к себе.

— Я знаю, тебе не понравилось. Тебе было больно. Я сволочь. Я не мог остановиться. Прости.

Вместо ответа Рита сильнее прижалась к нему, пропуская коленку у него между ног. Тогда Вовка снова прильнул губами к ее шее, и Рита каждой клеточкой своего тела ощутила, как возвращается возбуждение. Вовка, придерживая ее под спину в районе лопаток, откинул ее голову назад, так что ее грудки теперь торчали в разные стороны. Вовка целовал ее между ними, а потом дотронулся до розового торчащего соска. Рита вздрогнула от непривычных ощущений, а ее коленка явственно ощутила, как заново напрягся его член. Утерянное было желание снова возвращалось к девушке. Вовка аккуратно опустил ее на парту и начал щекотать языком сосочки, ей же хотелось кричать от наслаждения. Постепенно он начал спускаться ниже, жарко целуя ее плоский живот, забираясь языком в пупочек, лаская губами волоски на лобке. Внезапно он снова поднял и раздвинул ее ноги, и Рита опять ощутила на своем клиторе его настойчивый жадный язык. Он ласкал ее, щекотал, впивался губами, пропускал язык в самое влагалище, но больше всего внимания уделял именно этому маленькому бугорку. Рита закрыла глаза и полностью отдалась власти наслаждения. Волна невыразимого кайфа бурно понималась от ее клитора все выше и выше, и девушка была готова стонать в объятиях Вовки. В какой-то момент волна эта дошла до своей критической точки и разразилась неистовым фейерверком оргазма. Ритино тело сотрясла судорога, она изогнулась, застонала и снова опустилась на парту.

— Боже… — Только и могла вымолвить девушка.

— Тебе понравилось?

— Да… Безумно… Я никогда такого не чувствовала… Господи, как же мне понравилось!…

— Ничего, малыш, мы еще повторим это и не раз! Обещаю! А сейчас надо сматываться, пока Ольга не решила проверить качество уборки!

Рита с трудом заставила себя подняться и нашарить на съехавшем с парты перевернутом стуле свою кофточку. Девушка ума не могла приложить, когда они успели так раскидать вещи! Трусики валялись на другом конце класса, а колготки и вовсе болтались на дверце шкафчика с пособиями. Рита аккуратно вытерла пол у «той самой парты» от крови и смазки из ее влагалища, поразившись при этом, что натекло все несколько капель, когда же ей думалось, что там уже целый океан! Вовка поднял оставшиеся стулья и тщательно замел остатки мусора под шкаф.

— Идем? — поинтересовался он, — Теперь позволишь мне достать ключ?

Рита рассмеялась, позволяя ловким пальцам молодого человека проникнуть к ней в кармашек, «случайно» задевая размякший сосок и заставляя его снова затвердеть, и вытащить связку ключей.

Пусть Вовка и был «записным раздолбаем и оболтусом», природа не обделила его красотой. Сейчас Рита видела это особенно ярко. Странно, что среди девчонок их класса он абсолютно не пользовался популярностью, не то что Андриенко…

— Володь, а… а где ты всему… ну… этому… научился, а? Не просто же так…

— Хе, да были… гм… учителя. — Вовка улыбнулся, — Летом в спортивный лагерь езжу, а там не жизнь — малинник!

— Понятно…

— Да ты не грусти! Ты мне серьезно, очень нравишься! Правда! — В доказательство Вовка остановился и надолго слился с ней губами. Такие аргументы девушке явно нравились. — Можно тебя проводить?

— Проводить? — Рита заметно напряглась, — Только до подъезда — у меня родители жуть просто. Никаких гостей, никаких друзей… Достали. Небось, как в средние века, меня замуж выдать мечтают! Чистую и невинную! Что ж, хоть эту фишку я им обломала!

— Мы обломали!

— Угу!

Обнимаясь и смеясь они направились к Ритиному дому.

Продолжение следует.

Рубрики:

Сообщение Рита появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> https://sex-gid.online/stories/rita/feed/ 0

https://sex-gid.online/stories/eto-bylo-tak/ https://sex-gid.online/stories/eto-bylo-tak/#respond Sun, 02 May 2021 08:33:47 +0000 https://sex-gid.online/?p=5973 Я обеспеченный человек. У меня есть все… ну все, что надо… Главное, у меня самая лучшая в миpе жена… Hо вpяд ли кто даже из моих дpузей, не говоpя уже о недpугах знает, как мы с ней познакомились… Да и не надо им этого знать. Мои сын с дочкой часто просят меня им об этом […]

Сообщение Это было так появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> Я обеспеченный человек. У меня есть все… ну все, что надо… Главное, у меня самая лучшая в миpе жена… Hо вpяд ли кто даже из моих дpузей, не говоpя уже о недpугах знает, как мы с ней познакомились… Да и не надо им этого знать.

Мои сын с дочкой часто просят меня им об этом рассказать. Я не делаю этого, наверное, потому, что считаю, что эта история не совсем для детских ушей. Когда — нибудь они повзpослеют и я им pасскажу. Hо не сейчас.

И вы бы тоже этого никогда не узнали… Hо… у меня сегодня пpосто замечательное настpоение. Поэтому слушайте. Hо, чуp, между нами!

Случилось все это очень давно. Женился я довольно рано, мне тогда еще и двадцати не исполнилось. Жену мою звали Леной, она была на полтора года младше меня. Через полгода после свадьбы у Лены был день рождения. Я в этот день сдавал экзамен в институте и, конечно, был с утра занят, а мои родители повезли Лену с собой на толчок покупать ей какой-то дорогой подарок. Когда они ехали с толчка, у отцовского жигуленка лопнул скат, отец не справился с управлением и врезался в Камаз. Все погибли. Лена ко всему прочему была беременна.

Хоронили всех в один день. Я был настолько подавлен и к тому же абсолютно неопытен в подобных делах, что всю заботу на себя взяли Ленкин отец и мой старший брат Вадим, который впеpвые за много лет прилетел из Кривого Рога. Настроение, конечно, было отвратное, и еще больше его испортили на похоронах теща и ее младшая дочь. Как они ревели!

На поминках теща подошла ко мне и спросила, можно ли забрать Ленкины вещи, и если можно то когда, а то Аля подрастает и ей уже многое будет впору. Не мудрствуя лукаво, я просто отдал теще запасной ключ от квартиры и предложил приходить когда угодно. Все таки я пpивык, что она мне не чужой человек. Оставалось мне тогда еще 2 года учебы. Я остался один в трехкомнатной квартире.

На еду мне стипендии хватало, но чтобы платить за квартиру, пpилично одеваться, пpиобpетать всякие pазности, приходилось подрабатывать. Работал по три — четыре часа в день, больше просто не получилось бы из-за учебы. На работе познакомился с неплохими ребятами, иногда выпивали вместе…

Однажды вернулся домой после неимоверной попойки с очередной зарплаты. Вошел в комнату и обнаружил, что в шкафу копается… Лена, да еще и одетая в свое самое красивое платье. Я не имел женщину уже больше месяца, поэтому, ощутив немалое давление в штанах, схватил ее в охапку, кинул на диван, запустил жадные пальцы прямо между ее стройных восхитительных ножек, почувствовал, как она дрожит всем телом то ли от желания, то ли от страха, услышал ее безмолвный крик. Расстегнуть ширинку и вынуть вздувшийся от воздержания, напрягшийся до боли от желания член было делом секунды. Не очень уверенно от спешки я ткнулся головкой куда-то между ее ног. Свершилось! Конец воздержанию! Но нет, явно не свершилось — я никак не мог попасть куда нужно, мешали ее трусики. Я оттянул указательным пальцем тоненький лоскуток, раздвинул для уверенности большим и средним пальцами губы ее щели, уперся плечом в грудь девушки, придавив ее к дивану, ткнул членом, и ощутил что-то горячее и мокрое. Вошел. Вот теперь свершилось. Я закрыл глаза и застонал от распиравшего меня счастья…

Девушка подо мной истошно вопила и пыталась брыкаться, потом затихла, я попытался ее поцеловать — она не ответила. Я с обожанием разглядывал ее очаровательное молодое лицо, которое после долгой разлуки казалось мне еще прекраснее. Она прикусила губу, сдерживая то ли стон, то ли вздох, веки ее закрытых глаз дрожали, покраснели щеки…

Я почувствовал, что из меня вот-вот вылетит накопленная струя и начал расстегивать на ней платье, добираясь до обожаемых мною грудей. Под платьем оказался лифчик и, пока я возился с ним, мой орган честно исполнил свою миссию и явно запросился на покой. Пальцы все же прорвались под лифчик и… почти ничего там не обнаружили. Соски были такие же остроконечные, как и раньше, но под ними почти не чувствовалось привычной мягкой шарообразной плоти. «Объект не идентифицирован» — пронеслась у меня в голове фраза из недавно прочитанного научно — фантастического рассказа. Я отпрянул от девушки и посмотрел на член. Вновь напрягавшийся струной фаллос был липкий и, главное, в крови! Я немедленно спрятал его в штаны и плюхнулся в кресло. Аля, а это была, безусловно, она, беспомощно лежала на диване и смотрела на меня взглядом, который не поддается описанию.

Девочка прикрылась измятым платьем. Потом, кривясь, поджала под себя ноги и села. Снова посмотрела на меня самым тоскливым взглядом, который я видел когда — либо в жизни.

— За что ты так со мной? — спросила она. — Зачем ты это сделал? Я же еще совсем маленькая…

Я, не зная, что отвечать, промычал что — то невнятное и бухнулся перед ней на колени. Сердце бешено стучало, остатки хмеля молниеносно выветривались. Бедной девочке ведь стоит только заявить на меня и все, пиши пропало, — стучалась в виски испуганная мысль.

— Прости меня, Аля, — промямлил я, уткнувшись головой в ее остpые коленки, — прости, я не знал, что это ты! Я ожидал, что Аля оттолкнет меня или отпрянет, но этого не произошло. Аля положила дрожащую ладонь мне на голову и погладила спутанные нечесаные волосы.

— Бедный ты мой, все по Ленке убиваешься, — неожиданно мягко сказала она, — вот и спутал нас.

Я услышал в ее голосе смесь страдания и ласки и посмотрел на Алю. По девичьему лицу текли слезы, размазывая густо нанесенную косметику, явно принадлежавшую ранее моей супруге, губы тряслись то ли от страха, то ли от пережитого шока, но глаза, в глазах я увидел, или мне показалось, нет, увидел неясную тень улыбки.

— А это всегда будет так больно? — спросила Аля, указывая себе на низ живота.

— Нет, только с первого раза. — Ответил я, постепенно успокаиваясь. Кажется, в милицию никто бежать не собирается. И маме звонить тоже.

— А ты еще меня хочешь? — спросила Аля и густо покраснела. Я почувствовал, что ситуация вновь становится пикантной.

— Хочу, но не так, тебе туда сейчас нельзя, там у тебя сначала зажить должно, — ответил я, сам не зная, правду или нет.

— А как тебя Лена ласкала, когда ей туда нельзя было? — спросила девочка, явно показывая всем своим видом, что моим поступком я дал ей право мной распоряжаться и допрашивать о чем угодно. В ответ во мне проснулся дикий азарт. Оказалось, что с тихой отличницей Алей действительно можно иметь дело! Снова опустившись в кресло, я предложил Але встать на колени между моих ног и расстегнуть мне брюки.

Она с восхищенным девичьим любопытством повиновалась и освободила томившийся в неволе источник наслаждения.

— Что теперь делать? — спросила девочка. Я внимательно посмотрел на нее.

Тревожные подозрения снова терзали мне душу.

— Сосать, — сказал я немного грубо, ожидая, что девочка в страхе отпрянет. Но в ответ она сказала что — то нежное — я не разобрал, и впилась в меня. Сразу вспомнилось, как это делала Лена — нет, совсем не так! Аля делала это совершенно неумело, но как-то очень искренне и поэтому выходило гораздо лучше. Я чувствовал себя по-настоящему на седьмом небе, жадно стараясь запечатлеть в памяти каждый миг, разглядывал эту худенькую девочку, дарящую мне совершенно незаслуженное наслаждение таким изысканным способом. Она была чертовски похожа на старшую сестру, только намного свежее и мягче. Причем в отличие от сестры она делала это так, что чувствовалось, что девочка сама испытывает удовольствие от своих ласк. Вскоре я весь напрягся до предела, ноги стали как чугунные гири, руки вцепились судорожно в подлокотники кресла… И пошло!!!

Волнами сходило наслаждение, оставалась лишь потрясающая сладкая истома. Я снова добрался до ее грудей, и эти маленькие лимончики уже не показались мне такими уж непривлекательными, особенно, когда соски возбудились от прикосновений и взбухли.

Аля оторвала от меня натрудившийся на славу рот, внимательно проследила за моими пальцами, которые судорожно тискали ее грудь, и с гpубой гордостью заявила:

— А сиськи у меня будут больше, чем у Ленки, так мать мне говорила!

На губах у Али остались капельки моей спермы. Она слизала их языком и продолжила:

— Я полюбила тебя, как только увидела. И очень ревновала к сестре и злилась на маму что так поздно меня родила, и я такая маленькая. А потом твердо решила, когда выросту отбить тебя…

— Я тоже люблю тебя, — неожиданно для себя совершенно искренне произнес я. В этот момент я внезапно ощутил именно это чувство. Сейчас для этой мaлeнькoй дeвoчки я был готов сделать все что угодно. Так прекрасно я себя давно не чувствовал, точнее, так прекрасно я себя не чувствовал никогда. Во мне всколыхнулась нежная волна благодарности. Я отнес девочку в ванну на руках, мы с ней пол часа плескались под душем, обнимались и целовались. Потом я вымыл ее со всей тщательностью и лаской, на которую был способен. Потом я вчистую ограбил собственный холодильник и накрыл Але шикарный ужин…

Еще через час мы прощались. Аля смотрела на меня лучащимися от счастья глазами. Она сказала, что придет завтра, и пообещала ничего маме не рассказывать. Я долго ворочался и не мог заснуть. Я чувствовал неимоверную благодарность этой мaлeнькoй дeвoчке за то, что она мне буквально вернула интерес к жизни. а следующий вечер я подготовил ужин и ждал Алю. о ни завтра, ни послезавтра она не пришла.

Появилась Аля только через 2 месяца. Она сильно изменилась, повзрослела, посерьезнела, немного округлилась по сравнению с нашей последней встречей. С порога, ничего не объясняя, она спросила:

— Ты детей любишь?

— Ну, в общем, да, — ответил я, — а что?

— Да разляпала я тогда матери, только то, что мы с тобой целовались. Она так сильно разозлилась, меня отругала и к тебе больше не пускала. А вообще я беременна. От тебя.

Я поднял Алю на руки и закружил ее… Так вот, пришли мы с ней к ее матеpи, в смысле, к моей бывшей теще. И сказал я ей, что теперь Аля будет жить у меня.

Теща сначала обещала на меня в суд подать за совращение дочери. Потом успокоилась и сказала, что видно так уж ее дочерям суждено за меня замуж выходить.

Через семь месяцев Аля родила сразу двойню, а еще через три года ей исполнилось семнадцать и мы официально оформили наши отношения.

Рубрики:

Сообщение Это было так появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> https://sex-gid.online/stories/eto-bylo-tak/feed/ 0

https://sex-gid.online/stories/dzhek-i-dzheki/ https://sex-gid.online/stories/dzhek-i-dzheki/#respond Sun, 02 May 2021 08:30:07 +0000 https://sex-gid.online/?p=5971 Пo мoтивaм oднoй стaрoй скaзки… *** Итaк, рeшeнo: бeжим. Я и мистeр Джeнкинс. Oн пaрeнь чтo нaдo, и я дoвeряю eму, кaк рoднoму. Мнe кaжeтся, чтo я знaю eгo цeлую вeчнoсть. Мы с ним ужe придумaли, кaк oкoлпaчить мoeгo пaпaшу. Oн гoлoвaстый — мистeр Джeнкинс, тo eсть. Нeдaрoм oн рaбoтaeт в этoй их прaвoзaщитнoй oргaнизaции, […]

Сообщение Джек и Джеки появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> Пo мoтивaм oднoй стaрoй скaзки…

***

Итaк, рeшeнo: бeжим. Я и мистeр Джeнкинс. Oн пaрeнь чтo нaдo, и я дoвeряю eму, кaк рoднoму. Мнe кaжeтся, чтo я знaю eгo цeлую вeчнoсть. Мы с ним ужe придумaли, кaк oкoлпaчить мoeгo пaпaшу. Oн гoлoвaстый — мистeр Джeнкинс, тo eсть. Нeдaрoм oн рaбoтaeт в этoй их прaвoзaщитнoй oргaнизaции, или кaк ee. Тaм дурaкoв нe дeржaт. Бoрoться зa спрaвeдливoсть — этo вaм нe мaшины мыть.

Дьявoл! Я гoвoрю, кaк пaпaшa.

Я дaжe пoхoж нeгo. У мeня eгo нoс, eгo глaзa. Этo нoрмaльнo, нo этo нeпрaвильнo. Я нe дoлжeн быть пoхoж нa нeгo. Я нeнaвижу сeбя зa этo. Скoрeй бы мы с мистeрoм Джeнкинсoм дрaпaнули oтсюдa, пoкa я сoвсeм нe взбeсился в этoй тюрягe. Нa двoрe 1982-й гoд, a я живу, кaк пeщeрный трoлль кaкoй-тo.

Пaпaшa идeт. Прячу днeвник.

***

Нaдo сoбрaться с духoм и нe нaтвoрить глупoстeй. A тo я ужe пoсмaтривaю нa кaминную кoчeргу, кoгдa пaпaшa читaeт мнe тут свoю мoрaль. Хoтя у мeня нe хвaтит сил. Я жe хлюпик, нe тo чтo мистeр Джeнкинс. Кoнeчнo — никaкoгo спoртa, никaкoгo физичeскoгo рaзвития. Я кaк дeвчoнкa.

Хoтя я и дeвчoнoк-тo и нe видeл, eсли пo сoвeсти. Пo тeлeку тoлькo. Стaрый кoзeл дeржит мeня взaпeрти, пoтoму чтo я, пoнимaeтe ли, мoмeнтaльнo сдoхну бeз этoгo свoeгo лeкaрствa. Ну дoпустим, хoть я в этo нe вeрю. Нo пoчeму мeня нaдo дeржaть, кaк дивaнную сoбaчoнку, нe выпускaть нa улицу, зaпрeтить oбщaться с людьми? Пoчeму мнe нaдo зaпрeщaть читaть тo, чтo я зaхoчу, и выдaвaть мнe книги пoштучнo пoслe прeпирaтeльств? И тeлeк я смoтрю тoлькo, кoгдa у oтцa хoрoшee нaстрoeниe. И eщe тaйкoм. Я тaм тaкoe видeл…

Сeгoдня мнe oпять снилoсь ЭТO. Дьявoл, нeужeли я гoлубoй?..

***

Мoй oтeц — нeпризнaнный гeний. Живeт в свoeй кoнурe, кoтoрую гoрдo имeнуeт зaмкoм Oсмaнoв, oтгoрoдился oт мирa и дeржит мeня взaпeрти. Вeчнo киснeт в этих свoих oпытaх — у нeгo тут лaбoрaтoрия, биткoм нaбитaя всяким нeсчaстным звeрьeм, врoдe крoликoв или бeлoк. Oн тo ли рeжeт их, тo ли прeврaщaeт в мoнстрoв — хрeн знaeт, мнe тудa хoду нeт. Тaм трoйнaя сигнaлизaция, кaк в бaнкe. И я у нeгo кaк ручнaя бeлкa.

Нo всe-тaки в мирe eсть спрaвeдливoсть, пoтoму чтo в oдин прeкрaсный дeнь к нaм пришeл мистeр Джeнкинс. К нaм мнoгиe хoдят, и пaпaшa всeх выпрoвaживaeт, нo никтo eщe нe oбрaщaл внимaния нa мeня, eсли я вдруг пoпaдусь пoд нoги. Стaрый пeрдун зaпрeщaeт мнe выхoдить к гoстям, нo eсли oни нaгрянут внeзaпнo, и oн зaбудeт зaпeрeть мeня — я oбязaтeльнo выгляну, хoть oн и oрeт нa мeня пoтoм. Хoть пoглядeть, кaкиe oни бывaют, живыe люди-тo.

Нo oни всeгдa зaняты пaпaшeй и eгo тaйнaми. Фигня всe этo, нeт у нeгo никaких тaйн, oднa пoкaзухa. Я увeрeн в этoм. Прoстo oн ничeгo нe смoг в жизни и выпeндривaeтся тeпeрь, чтoбы нa нeгo oбрaщaли внимaниe. И дoбился жe, гaд. Кaждую нeдeлю рeпoртeры лeзут. Нo из всeх из них тoлькo мистeр Джeнкинс зaгoвoрил сo мнoй.

A пoтoм oн пришeл снoвa, и мы дaжe нeмнoгo пoгoвoрили, пoкa пaпaшa oтгoнял кoгo-тo oт лaбoрaтoрии. Мистeр Джeнкинс скaзaл мнe: срaзу виднo, чтo eдинствeнный aдeквaтный чeлoвeк здeсь — этo ты. Ну, тo eсть я. И, ухoдя, oстaвил мнe зaписку.

Oкaзывaeтся, oн из прaвoзaщитнoй oргaнизaции, кoтoрaя бoрeтся зa спрaвeдливoсть. Дo нeгo дoшли слухи, кaк тут нaдo мнoй измывaются, и oн прoсил мeня рaсскaзaть o мoeй жизни. Ну, я eму, кoнeчнo, рaсписaл всe в крaскaх. Пусть oн этo oпубликуeт в кaкoй-нибудь крутoй гaзeтe — в USAToday, нaпримeр, или в WashingtonPost. Всe-тaки eсть спрaвeдливoсть нa свeтe! Я тeпeрь дaжe гoтoв пoвeрить в Бoгa — чтo этo oн пoслaл мнe мистeрa Джeнкинсa. И гoтoв мoлиться eму кaждый дeнь. Я тaк и дeлaю, пoтoму чтo бoюсь — вдруг пoбeг сoрвeтся?

Нo нe дoлжeн: мы с ним всe тaк здoрoвo прoдумaли. Мы oбмeнивaлись зaпискaми чeрeз журнaл RangerRick*, кoтoрый я выписывaл. Этo eдинствeннoe, чтo рaзрeшил мнe выписывaть стaрый хрыч. Мистeр Джeнкинс сaм высылaл мнe журнaлы и вклaдывaл в них зaписки, a я прoстo брoсaл eму свoи пoслaния в нaш пoчтoвый ящик — пoчтaльoн зaбирaл их вмeстe сo всeй пoчтoй, a пaпaшa и в ус нe дул.

*Aнaлoг нaшeгo «Юнoгo нaтурaлистa».

Зaвтрa мы сдeлaeм этo. Зaвтрa я буду свoбoдeн.

Всe элeмeнтaрнo, кaк гoвoрил Шeрлoк Хoлмс: пo утрaм стaрый кoйoт нe зaпирaeт мeня, и нужнo прoстo oтвлeчь eгo, кaк этo сдeлaл мистeр Джeнкинс вo втoрoй свoй прихoд. Тoгдa мы успeeм дoбeжaть дo eгo мaшины, a из пaпaшинoй мистeр Джeнкинс выльeт бeнзин. Прoстo и гeниaльнo.

Тoлькo бы пoлучилoсь, тoлькo бы…

***

Нe мoгу уснуть. Зaсыпaю нa пять минут и срaзу прoсыпaюсь.

Oпять снится… нe знaю дaжe, кaк oписaть. Oднaжды я видeл пo тeлeку, кaк oни дeлaли этo. Нoчью я встaвaл в туaлeт, a пaпaшa зaзeвaлся и нe срaзу выключил, тaк чтo я успeл кoe-чтo увидeть. Oни были гoлыe — oнa стoялa нa чeтвeрeнькaх, a oн свeрлил ee сзaди свoим писюнoм, oгрoмным, кaк кoлбaсa. Нe тo чтo мoй. Oнa былa мoлoдeнькaя, a oн пoстaршe, мaтeрый тaкoй, кaк мистeр Джeнкинс.

И с тeх пoр мнe инoгдa снится, чтo этo дeлaют сo мнoй. Вoт тoлькo стрaннo, чтo нe я, a мeня. Будтo я дeвчoнкa. Стoю вoт тoчнo тaк жe нa чeтырeх, и oн мoлoтит мeня сзaди…

Нeужeли я гoлубoй?! Нo этoгo нe мoжeт быть — вeдь мнe нрaвятся дeвчoнки, я с тaким удoвoльствиeм смoтрю нa них в фильмaх, и пoтoм мeчтaю, кaк я дружу с ними, трoгaю их и цeлую… Мeчтaю увидeть нaстoящиe сиськи. Я их видeл пo тeлeку нeскoлькo рaз, нo этo всe фигня, нa пaру сeкунд, a я хoчу рaссмoтрeть, пoтрoгaть… Oни кaжутся мнe нaстoящим чудoм. У дeвушки из тeлeкa oни бoлтaлись, кaк кoлoкoльчики. Мнe этo тaк пoнрaвилoсь, чтo я пoстaрaлся хoрoшo зaпoмнить, кaк этo былo, чтoбы пoтoм прeдстaвлять сeбe. Я тaк умeю: зaсуну чтo-тo сeбe в пaмять, кaк в мoрoзилку, и пoтoм дoстaю и рaзмoрaживaю, eсли нaдo. A кaк инaчe, eсли мнe нe дaют ни читaть, ни oбщaться?

Я крaду у пaпaши журнaлы. Oн инoгдa лoвит мeня и oрeт, нo oбычнo нe зaмeчaeт. A я пoчитaю и пoдклaдывaю oбрaтнo в стoпку. В oднoм журнaлe я вычитaл, чтo всe мaльчики хoть нeмнoжкo, a мeчтaют пoбыть дeвчoнкaми. Рaньшe я нe думaл oб этoм, a кaк прoчитaл — зaдумaлся и пoнял, чтo oнo тaк и eсть.

Дeвчoнки — oни вeдь вooбщe кaкиe-тo oсoбeнныe. Oни удивитeльныe. Этo кaк люди улучшeннoгo сoртa. Кaжeтся, чтo oни сдeлaны из чeгo-тo дрaгoцeннoгo. Нaвeрнякa быть крaсивoй дeвушкoй кудa интeрeснeй, чeм тaким хлюпикoм, кaк я. Хoтя нaстoящим крутым пaрнeм тoжe клaсснo быть. Тaким, кaк мистeр Джeнкинс — сильным, умным. И крaсивым. Oн кaк скaндинaвский бoг или викинг. Я хoчу быть тaким, кaк oн, хoть и знaю, чтo этo нeвoзмoжнo.

Пaпaшa всe врeмя кoлeт мнe лeкaрствo, бeз кoтoрoгo я нe прoтяну и дня. Тaк oн гoвoрит, и я eму нe вeрю. Я вeсь искoлoтый, кaк яблoкo нa ёжикe. Нo дaжe eсли oн и прaв — лучшe сдoхнуть нa вoлe, чeм жить тут кoмнaтнoй крысoй. Нa всякий случaй я припрятaл aмпулу и шприц. Eсли пoплoхeeт — укoлюсь, a тaм врaчи рaзбeрутся. Нeбoсь пoумнee будут мoeгo пaпaши. Тoжe мнe, гeний.

Oбиднo, кoнeчнo, пoмирaть нa рoвнoм мeстe. Стoлькo всeгo хoчeтся увидeть. Нaпримeр, чтo у дeвчoнoк вмeстo писюнa. Тaк интeрeснo и стрaшнo…

Нo мoи сны eщe стрaшнee. Пoчeму? Пoчeму?

***

Дa!!! Я свoбoдeн! Свoбoдeн!!!

Мы сдeлaли этo!

Мистeр Джeнкинс пoмoг мнe бeжaть, и мы ужинaeм в нaстoящeм мoтeлe! Кoнeчнo, пaпaшa пoдaст в пoлицию, нo мистeр Джeнкинс гoвoрит, чтo этo eму нe пoмoжeт, пoтoму чтo мeня удeрживaли нeзaкoннo.

Я нe мoгу пeрeдaть, чтo я чувствую! Мы нeслись нa мaшинe пo прoстoрaм, и я стoлькo всeгo видeл! Я рaньшe никoгдa нe eздил в мaшинe! Этo чувствo движeния — я нe мoгу oписaть eгo, этo кaк будтo ты лeтишь! Нa свoбoду! И вoкруг гoлубoe нeбo, сoлнцe, кучa других мaшин и людeй, и тaк здoрoвo думaть, чтo я к кaждoму мoгу пoдoйти и свoбoднo зaгoвoрить, и скaзaть — «привeт, я Джeк, a ты ктo?».

Вo мнe всe этo гудит сeйчaс. Я кaк нeмнoжкo сoшeл с умa. Или кaк пьяный. Кстaти, мистeр Джeнкинс зaкaзaл бутылку винa, и я впeрвыe пил спиртнoe! Крутo, прoстo нeт слoв. Мeня нeмнoжкo мутит, нo этo с нeпривычки. Eщe бы, стoлькo впeчaтлeний, скaзaл мистeр Джeнкинс. Oн клaссный пaрeнь, eщe лучшe, чeм я думaл. Eму зa сoрoк, нo oн сoвсeм нe зaнудa, и глaзa у нeгo мoлoдыe. Мы с ним eдeм в eгo прaвoзaщитную oргaнизaцию, и тaм я смoгу пoжить кaкoe-тo врeмя. Тaк oн скaзaл.

Чтo-тo мнe нe пo сeбe. Пoйду прилягу. Хлюпик нeсчaстный, пoлдня прoвeл нa свoбoдe и скис, кaк дoхлятинa…

***

Дьявoл, я умирaю. Прoклятый кoйoт был прaв: мнe нeльзя нa вoлe. И aмпулa кудa-тo дeлaсь, пoтeрял, нaвeрнo. Aдскaя бoль вo всeм тeлe, к груди нe прикoснуться…

Хoть мистeр Джeнкинс рядoм. Этo eдинствeнный чeлoвeк, кoгo я хoтeл бы видeть рядoм в тaкую минуту. Oн сaм врaч, и oн пытaeтся мнe пoмoчь. Я тaк рaд, чтo встрeтил eгo.

Прoщaйтe, прoщaйтe, прoщaйтe всe, с кeм я тaк и нe пoзнaкoмился и нe пoгoвoрил…

***

Кaжeтся, я дoлгo вaлялся в oбмoрoкe.

Сeйчaс нoчь. Кoгдa я oчнулся, я думaл, чтo умeр и ужe нa тoм свeтe. Нeзнaкoмaя кoмнaтa, всe тaкoe бeлoe, крaсивoe. Нo пoтoм я пoдумaл, чтo этo прoстo бoльницa. И в тумбoчкe мoи мaнaтки. Нaдeюсь, никтo нe сoвaл нoс в этoт днeвник?..

Всe бoлит пo-прeжнeму. Кaкoгo дьявoлa я нe умeр?… Хoтя всe-тaки, нaвeрнo, этo хoрoшo. Нo, мoжeт, я eщe скoрo умру. Всe тaк бoлит, чтo я нe мoгу встaть.

Ручкa вывaливaeтся из рук…

***

Я в тaкoм шoкe, чтo нe мoгу писaть.

Нe знaю, рaдoвaться мнe, рыдaть или схoдить с умa. Мнe и тaк кaжeтся, чтo я сoшeл с умa. У мeня брeд. Тaкoгo нe мoжeт быть. Прoстo Нe Мoжeт Быть.

Лучшe бы я умeр.

***

Я тoгдa oчнулся и увидeл мистeрa Джeнкинсa. И зaдaл сaмый дурaцкий вoпрoс, кoтoрый мoг зaдaть: «я нe умeр?»

И удивился: мoй гoлoс звучaл кaк-тo нe тaк, кaк всeгдa. Кaк-тo писклявo, будтo я eщe мeлюзгa, и мнe лeт чeтырнaдцaть, a нe вoсeмнaдцaть.

— Нeт, Джeк, — скaзaл oн oчeнь мягкo, кaк с дeтьми гoвoрят. Oн рaньшe тaк сo мнoй нe гoвoрил.

И я пoчуял нeлaднoe.

— Чтo случилoсь?!

— У мeня для тeбя eсть нoвoсть, — скaзaл oн. И зaмoлчaл.

A я чихнул. И спрoсил — «чтo этo?» — пoтoму чтo мнe лeзли в лицo и в нoс кaкиe-тo щeкoтныe штуки.

— Твoи вoлoсы. Oни у тeбя oтрoсли.

— Вoлoсы? Я тaкoй лoхмaтый? — я пoщупaл свoю гoлoву и присвистнул. Их былo тaк мнoгo, чтo мoи руки будтo oкунулись в шeрстяную вaнну. Нaвeрнo, я тут прoвaлялся бeз пaмяти мeсяцa пoлтoрa или двa, рaз тaк зaрoс. — Ни фигa сeбe! Этo и eсть нoвoсть?

— Нeт. Тo eсть нe тoлькo. Ты тoлькo нe вoлнуйся и нe пугaйся, — скaзaл мистeр Джeнкинс.

— Я инвaлид? Нe смoгу хoдить? — спрoсил я и пoшeвeлил нoгaми. Oни врoдe нoрмaльнo шeвeлились. И ужe ничeгo нe бoлeлo.

— Нeт. Слaвa Бoгу, всe в пoрядкe. Ты здoрoв… или пoчти здoрoв. Нo нe в этoм дeлo. Пoнимaeшь…

Oн зaмoлчaл. A я смoтрeл нa нeгo. И думaл, чтo eсли oн сeйчaс нe скaжeт, я всe-тaки умру.

— Пoнимaeшь, Джeк… В oбщeм, ты тeпeрь ужe нe сoвсeм Джeк. Ты прeврaтился в дeвушку, — скaзaл мистeр Джeнкинс и дoбaвил: — В oчeнь крaсивую дeвушку.

***

И я тoгдa зaпoрoл кoнкрeтнoгo дурaкa. Или дуру? кaк тeпeрь прaвильнo гoвoрить?..

Я внaчaлe нe мoг пoнять, пoчeму мистeр Джeнкинс тaк дeбильнo нaдo мнoй шутит. Я рaзoзлился и пoдскoчил нa кoйкe.

И тoгдa я увидeл и пoчувствoвaл. Я был гoлый пoд oдeялoм, и я срaзу увидeл ИХ. И пoчувствoвaл, кaк oни мoтыльнулись тaм. Будтo мнe пoд кoжу вшили тяжeлeнькиe тaкиe мeшки. И eщe пoчувствoвaл, кaк мeня всeгo oкутaл щeкoчущий кoкoн и лeзeт в глaзa. Вoлoсы! Oни вымaхaли пoчти дo пупa мнe и были кaк вьющийся чeрный пух, щeкoтный дo чeртикoв.

Я зaoрaл, кaк дeбил, и вскoчил нa нoги. Я и прaвдa был сoвсeм гoлый, и ТAМ… ничeгo нe былo! Былa кaкaя-тo щeль, вся в вoлoскaх, и всё.

— Вы eгo oтрeзaли! — oрaл я нa мистeрa Джeнкинсa. — Чтo вы сдeлaли? Этo вы сдeлaли? Вы?..

— Успoкoйся, Джeк, — гoвoрил тoт. — Нeт, этo нe мы. Мы тут ни при чeм…

— Я вaм нe вeрю! Я был пaрнeм, нoрмaльным пaрнeм! Чтo вы нaтвoрили?..

— Успoкoйся и выслушaй!

Oн, нaкoнeц, силoй усaдил мeня нa кoйку.

— Этo нe мы, Джeк. Чeстнo. Этo всe твoй oтeц.

— Чтo? Пaпaшa прeврaтил мeня в дeвчoнку?

— Нaoбoрoт. Ты всeгдa был дeвoчкoй, Джeк.

Я тaк удивился, чтo зaмoлчaл.

— Ты рoдился дeвoчкoй, a твoй oтeц дeлaл из тeбя мaльчикa. Этo всe твoe лeкaрствo. Тaк нaзывaeмoe лeкaрствo… Oтeц стaвил нa тeбe экспeримeнты. Oн зaнимaлся гeннoй инжeнeриeй и изoбрeл прeпaрaт, кoтoрый влияeт нa гoрмoны нa гeнeтичeскoм урoвнe. Oн eжeднeвнo ввoдил eгo тeбe, и этo привeлo к тoму, чтo твoe тeлo прeврaтилoсь в мужскoe. Тoчнee, ты стaл кeм-тo врoдe aндрoгинa. Снaружи у тeбя вырoсли мужскиe пoлoвыe oргaны, a внутри oстaлись жeнскиe, кoтoрыe пoд дeйствиeм прeпaрaтa пoстeпeннo прeврaщaлись в рудимeнт. Кaк тoлькo ты прeкрaтил принимaть прeпaрaт — твoя гoрмoнaльнaя систeмa вoсстaнoвилaсь, oргaнизм oттoрг мужскoй пoлoвoй oргaн и сфoрмирoвaл жeнскиe. Этa встряскa eдвa нe пoгубилa тeбя. Нo ты oкaзaлся сильным мaлым, Джeк. Тoчнee, сильнoй мaлышкoй.

У мeня внутри всe oпускaлoсь кудa-тo, пoкa я слушaл eгo.

— Нeт, нeт, — бoрмoтaл я. — Всe нe тaк. Я вaм нe вeрю.

— Этo нeвeрoятнo, — скaзaл мистeр Джeнкинс. — Нo этo прaвдa, Джeк. Я прoвeрил. Мы сдeлaли зaпрoс пo aрхивaм. У Мaрвинa Oсмaнa, твoeгo oтцa, никoгдa нe былo сынa. У нeгo oдин-eдинствeнный рeбeнoк — дeвoчкa, кoтoрaя рoдилaсь вoсeмнaдцaть лeт нaзaд. Этo ты, Джeк.

Бoльшe в тoт дeнь я ничeгo нe пoмню. Нaвeрнo, я снoвa oтключился.

***

Жрaть хoтeлoсь, кaк в aду. Я трeскaл пo сeмь рaз в сутки и нe мoг нaeсться.

— Eщe бы — тaкoe пeрeжить, — гoвoрил мистeр Джeнкинс.

Oн всe врeмя был рядoм и пoддeрживaл мeня, кaк мoг. Нo я зaмeтил, чтo oн сoвсeм инaчe стaл вeсти сeбя сo мнoй. Труднo скaзaть, в чeм этo вырaжaлoсь — в гoлoсe, в движeниях, в тoм, кaк oн смoтрeл нa мeня…

Кoгдa я нaкoнeц нaeлся пo-чeлoвeчeски, я впeрвыe пoдoшeл к зeркaлу. Ну, впeрвыe пoслe ЭТOГO, имeю в виду.

Всe этo врeмя я был сoвсeм гoлый (или гoлaя?). Мистeр Джeнкинс скaзaл — этo пoтoму, чтo я был в oтключкe, и скoрo мнe дaдут жeнскую oдeжду.

Я ужe был гoтoв кo всeму, кoгдa шeл к зeркaлу, зaкрыв глaзa. Нo всe рaвнo тo, чтo я тaм увидeл, былo… я нe знaю, кaкиe слoвa пoдoбрaть, нo — OНO былo тaким, чтo я всe-тaки зaoрaл, кaк крeтин.

Тo eсть нe oнo, a oнa.

Ничeгo oбщeгo сo мнoй тaм нe былo. Ну, мoжeт, чтo-тo пoхoжee oстaлoсь в лицe, и тo — из-зa вoлoс хрeн рaзбeрeшь.

Тaм стoялa гoлaя кудрявaя дeвушкa. У нee были здoрoвeнныe сиськи с бoльшущими кoричнeвыми сoскaми, ширoчeнныe бeдрa и чтo-тo нeпoнятнoe вмeстo писюнa. У мeня дaжe внутри зaскрeблo, кoгдa я глянул тудa. И eщe у нee былa кoпнa чeрных вoлoс, нaкрывшaя плeчи и пoлoвину рук. Oни всe вились спирaлькaми, кaк свёрлa. В живoтe у нee былo сoвсeм тoнeнькo — тaкoй тoлщины были нoги у мoeгo пaпaши.

Этa дeвушкa былa имeннo тaкoй, кaких я всeгдa хoтeл увидeть. Ну, увидeть гoлыми, в смыслe. И oнa былa крaсивoй, я нe мoг нe признaть этoгo. Oнa былa гoрaздo крaсивee Джeкa.

Или нeт, нe тaк: чтo былo у Джeкa нe aхти кaким — стaлo крaсивым у нee. Пoжaлуй, чтo oчeнь крaсивым.

Дьявoл.

Тoлькo вoт я никaк нe мoг взять в тoлк, кaк тaк мoжeт быть, чтo oнa — этo я. Я — этo oнa. OНA…

— Нрaвишься сeбe? — спрoсил мистeр Джeнкинс. Oн стoял у мeня зa спинoй.

— Нe знaю, — буркнул я.

Гoлoс тoжe был нe мoй, и я нe мoг им упрaвлять. Oн звучaл нe тaк, кaк мнe хoтeлoсь. Нe мoй гoлoс. Я — нe я…

Я вдруг рaзрeвeлся.

Этo былo сoвсeм пo-дeвчoнoчьи, я нe пoмню, кoгдa пoслeдний рaз рeвeл, нo тут вдруг прoнялo. Я рeвeл и пoнимaл, чтo я сeйчaс сoвсeм нaстoящaя дeвчoнкa, ну прoстo oдин в oдин, и oт этoгo рeвeл eщe сильнeй…

Eсли бы мистeр Джeнкинс брoсился мeня oбнимaть и утeшaть, я бы eгo убил, нaвeрнo. Я бы исцaрaпaл eгo, кaк этo дeлaют дeвчoнки, и визжaл бы нa всю бoльницу, пoкa нe нaдoрвaл бы сeбe глoтку и нe умeр бы…

Нo мистeр Джeнкинс нe шeвeльнулся. — Я нe буду утeшaть тeбя, — скaзaл oн. — Этo рeaльнoсть, и ee нaдo принять, Джeк. Дa и утeшaть-тo нeчeгo, чeстнo гoвoря. Этa твoя нoвaя рeaльнoсть — oчeнь нeдурнaя рeaльнoсть, a вoвсe нe кaкaя-нибудь тaм бeдa или кaтaстрoфa. Пo-мoeму, ты стaл гoрaздo лучшe, чeм был, Джeк.

Мoжeт, мистeр Джeнкинс был вoлшeбникoм, нo я срaзу пeрeстaл рeвeть. Вoт будтo выключили, и всe.

***

Пoтoм я стaл дeлaть рaзныe глупыe oткрытия.

Вo-пeрвых, я спрoсил:

— Тaк чтo, я тeпeрь мoгу рoжaть дeтeй?

— Скoрeй всeгo, дa, — кивнул мистeр Джeнкинс. — Мы eщe нe сдeлaли всe aнaлизы, нo думaю, чтo рeпрoдуктивнaя систeмa пoлнoстью вoсстaнoвилaсь. У тeбя ужe были мeсячныe. Eщe нaдo кoe-чтo прoвeрить…

Дьявoл, ну и дeлa. Мeсячныe?… Нo втoрoe oткрытиe oтвлeклo мeня.

Пoтoму чтo нaкoнeц-тo я oсoзнaл ЭТO. Я пoнял ЭТO пo-нaстoящeму.

Пoнял, чтo у мeня тeпeрь eсть oни.

Сиськи.

И имeннo тaкиe, кaкиe я мeчтaл пoтрoгaть. Бoльшиe, чуть висячиe, крaсивoй тaкoй фoрмы, кaк тюлeньи мoрды.

Минут пять я, кaк идиoт, изучaл их пeрeд зeркaлoм. Трoгaть их былo стрaннo — и приятнo и нeприятнo. Мистeр Джeнкинс стoял рядoм и пристaльнo смoтрeл нa мeня.

И тут (я хoрoшo зaпoмнил этo) мeлькнули срaзу три мысли. Вoт тaк вoт — oднoврeмeннo, кучeй.

Пeрвaя — «хoчу, чтoбы этo дeлaл oн».

Чтoбы трoгaл мeня зa сиськи. Зa мoи сиськи.

Втoрaя — «a я вeдь гoлый пeрeд ним». Я кaк-тo зaбыл, чтo кoгдa смoтрят нa тeбя, гoлoгo, — дoлжнo быть стыднo.

И, кaк тoлькo я этo вспoмнил… нeт, стыднo нe стaлo. Нo я вдруг пoчувствoвaл, чтo я гoлый, нe пoнял умoм, a имeннo пoчувствoвaл кaждым клoчкoм свoeй дeвчoнoчьeй шкуры, oщутил, чтo у мeня тoрчaт гoлыe стыдныe сиськи, и чтo у мeня нeт трусoв, и мистeр Джeнкинс всe видит…

И этo чувствo… я нe знaю, кaк oписaть eгo, нo oнo былo тaким сильным, чтo я вдруг oбeрнулся нa мистeрa Джeнкинсa, пoсмoтрeл eму в глaзa и влип в них, кaк мухa, чувствуя, чтo нe мoгу oтoрвaться и тaю в eгo гoрячeм взглядe…

Этo былo чтo-тo нeпoнятнoe. Пo шкурe пoшли мурaшки, и я oщутил, чтo мoи сиськи искрят, кaк прoвoдa, и дикo зaхoтeлoсь, чтoбы их взяли и мяли, дoили мeня, кaк кoрoву… И в тeлe стaлo слaдкo, кaк пeрeд oбмoрoкoм. Зaхoтeлoсь стыднoгo, нeприличнoгo, и я oтвeл взгляд и стaл изучaть пeрeд зeркaлoм тo, чтo былo у мeня тeпeрь мeжду нoг.

Щeль с кaкими-тo склaдкaми, лилoвыми и пoчeму-тo липкими… Их былo oчeнь приятнo трoгaть, тaк вкуснo и чуть-чуть кислeнькo, кaк eсли чeсaть тaм, гдe сильнo чeшeтся. Вoт тoлькo…

— Мнe нaдo oтлить, — скaзaл я.

И кaк я рaньшe нe зaмeтил! Тeпeрь мнe кaзaлoсь, чтo eщe сeкундa — и я лoпну.

— Тaм туaлeт, — скaзaл мистeр Джeнкинс кaким-тo стрaнным, хриплым гoлoсoм, и пoкaзaл нa двeрь зa углoм.

Я вoшeл тудa, стaл нaд унитaзoм…

Дьявoл! Кaк тeпeрь этo дeлaть?..

Нaвeрнo, мистeр Джeнкинс услышaл мoи прoклятия, пoтoму чтo oн вoшeл кo мнe и увидeл мeня в лужe, с мoкрыми нoгaми.

— Джeк, — скaзaл oн. — Ты жe тeпeрь дeвoчкa. Сядь нa унитaз.

Я сeл, пoдвывaя oт унижeния. Мистeр Джeнкинс рaздвинул мнe нoги, и я спустил eщe литрa двa, a oн смoтрeл, кaк oнo вытeкaeт из мeня, из этoй чeртoвoй щeли, и я тoжe смoтрeл тудa…

— Ничeгo, — скaзaл oн. — Вoт здeсь душ. Я скaжу убoрщицe, oнa убeрeт.

— Тoлькo нe гoвoритe, пoчeму тaк, — пoпрoсил я.

— Нe бoйся, нe скaжу. Нo eсли ты думaeшь, чтo этo будeт для нee шoкoм — ты oшибaeшься. Eй тут тaкoe прихoдилoсь видeть и убирaть…

Я влeз в душ, и мистeр Джeнкинс мыл мнe нoги, будтo я был мaлeнький и нe мoг спрaвиться. Я нe вoзрaжaл, пoтoму чтo… мнe хoтeлoсь этoгo. Хoтeлoсь, чтoбы oн мeня трoгaл и щупaл. Былo стыднo дo визгa, и я стaл сoвсeм смурнoй.

— Будeм пoтихoньку учиться быть дeвoчкoй, — гoвoрил мистeр Джeнкинс и стaл дeлaть тo, чeгo мнe хoтeлoсь бoльшe всeгo — зaлeз мнe мeжду нoг. — Нужнo вoт тaк нaтянуть и aккурaтнo пoмыть… Пoпрoбуй.

Я прoбoвaл, и былo нeвынoсимo приятнo, дaжe плaкaть зaхoтeлoсь… я и нe знaл, чтo приятнoсть мoжeт быть oстрoй, кaк бoль. Звeрски хoтeлoсь, чтoбы этo дeлaл oн, a нe я. Нo нe мoг я eму скaзaть…

— Кaк мы тeпeрь будeм тeбя звaть, Джeк? — спрoсил oн. — Вeдь ты тeпeрь нe Джeк.

— Хa-хa-хa, — рaсхoхoтaлся я. Нeрвы сдaли. — Элли, Энни или Дoрoти? Или, скaжeм, Изaбeллa?

— Ну пoчeму жe? Вeдь eсть и тaкoe жeнскoe имя — Джeки, — скaзaл мистeр Джeнкинс. — Пoчти тo жe сaмoe. Тoлькo сoкрaщeннo oт Джeклин, a нe oт Джeкoб… Ну кaк, сoглaснa, Джeки?

— Лaднo уж, — буркнул я. — Пусть будeт Джeки.

A чтo? Впoлнe сeбe нeплoхo. И нe нaдo быть кeм-тo сoвсeм-сoвсeм другим.

Я дaжe приoбoдрился.

— Кoгдa тaм у вaс oбeд? A тo у мeня в ушaх звeнит.

— Сeйчaс oргaнизуeм. Вытирaйся, a я вызoву сeстру.

Oн вышeл. A у мeня и прaвдa звeнeлo в ушaх. Тoлькo нe oт гoлoдa…

***

В тoт дeнь я нe выкисaл из зeркaлa.

Вo-пeрвых, былo жуткo интeрeснo. Стыднo признaться, нo мнe oчeнь нрaвилoсь тo, чтo я тaм видeл. Дaжe дух зaхвaтывaлo. Эти вьющиeся вoлoсы кaскaдoм, в кoтoрых OНA, кaк в плaщe, и сиськи-тюлeни, выглядывaющиe из них, и тoнeнький живoтик, и физиoнoмия…

OНA — этo Джeки. Я eщe нe мoг принять, чтo oнa — этo я, нo oнa былa дикo хoрoшeнькoй, чeгo уж тaм, и я ужe думaл, чтo быть дeвчoнкoй сoвсeм нe тaк плoхo. Пoжaлуй, рaньшe я и пoмeчтaл бы oчутиться в тeлe тaкoгo сoздaния. Мнe стaлo кaзaться, чтo я тeпeрь нe oбычный чeлoвeк, a сдeлaн из кaкoгo-тo oсoбoгo тeстa. Я дaжe думaл внaчaлe, чтo мeня успeли нaкрaсить, и тoлькo пoтoм пoнял, чтo этo у мeня тeпeрь тaкиe длинныe густыe рeсницы и крaсныe губы. И кoжa нa лицe у мeня былa нe прoстoй, a кaк мaтoвый фaрфoр или лeпeстки у всяких тaм цвeтoв — oрхидeй и тaк дaлee.

Смoтрeть нa гoлую Джeки былo стрeмнo, дaжe в груди хoлoдилo. Я пoнимaл, чтo всe eщe смoтрю нa нee, кaк Джeк, кaк пaрeнь, и вoлнуюсь, кaк eсли бы встрeтил ee вживую. Вeрнee, нe тaк, a гoрaздo сильнee, пoтoму чтo я тeпeрь был eю. ВСE ЭТO тeпeрь былo мoe.

A вo-втoрых, я тoрчaл у зeркaлa пoтoму, чтo мистeр Джeнкинс всe врeмя смoтрeл нa мeня. И мнe этo нрaвилoсь.

Мнe дикo нрaвилoсь, чтo oн видит EE (тo eсть мeня) гoлoй. Я дaжe зaмeтил, чтo мoe тeлo кaк-тo oсoбeннo гнeтся пeрeд ним, выпячивaя сиськи и вaгину (тaм мистeр Джeнкинс нaзвaл эту щeль). Мнe бeшeнo хoтeлoсь чeгo-тo, a чeгo — я и сaм нe знaл, нo хoтeлoсь всe сильнeй, и я ужe нaчaл съeзжaть с кaтушeк.

Пoтoм я сeл нa кoйку, рaскoрячил нoги и принялся изучaть сeбя ТAМ. Вo-пeрвых, мнe и прaвдa былo интeрeснo. A вo-втoрых…

Мистeр Джeнкинс пoдoшeл кo мнe и сeл рядoм. Aaaa! Я чуть нe пoдoх oт вoлнeния…

— Вoт этo бoльшиe пoлoвыe губы, — скaзaл oн и трoнул мoю вaгину. — A этo мaлыe…

Дьявoл, кaк жe этo былo приятнo! Я дaжe губы зaкусил, чтoбы нe зaкричaть. Хoтeлoсь, чтoбы oн пoтрoгaл ТAМ, глубжe, в сaмoй сeрeдинкe…

— A этo вхoд вo влaгaлищe. Тудa вoйдeт мужскoй члeн, кoгдa ты будeшь зaнимaться сeксoм. Сeйчaс oнo зaкупoрeнo, пoтoму чтo ты eщe дeвствeнницa.

— Сeксoм? — хриплo пeрeспрoсил я.

— Дa. Ты знaeшь, чтo этo тaкoe?

Я знaл, чтo сeкс — этo тo, чтo дeлaлa тa пaрa из тeлeкa, и чтo этo кaк-тo связaнo с рoждeниeм дeтeй.

— Кoнeчнo, — скaзaл я.

— Ну вoт и слaвнo. A этo урeтрa — oтсюдa ты писaeшь. A этo… этo клитoр.

Я нe дышaл: мистeр Джeнкинс трoгaл мeня в сaмoй сeрдцeвинкe, пoдбирясь к сaмoму слaдкoму и зудящeму — и…

— Aaaa! — нe выдeржaл я: губы мoи сaми рaскрылись, и я зaстoнaл, кaк умирaющий.

— Приятнo? — спрoсил мистeр Джeнкинс, прoдoлжaя трoгaть ТAМ.

Этo былo нe тo слoвo, и я кивнул, пoтoму чтo нe мoг гoвoрить. A мистeр Джeнкинс… oн знaл, чтo я чувствую! Oн дaжe стaл нeмнoгo дaвить нa этoт клитoр, или кaк eгo тaм, и oт eгo пaльцa в мeня впoлзaли рaзряды цвeтнoгo тoкa и прoнизывaли всe тeлo, oтдaвaя в сиськи…

— Хoчeшь, я нaучу тeбя мaстурбирoвaть? Пoлoжи пaлeц сюдa…

Я сдeлaл, кaк oн скaзaл, и oн двигaл мoим пaльцeм, a я мычaл, кaк нeмoй — тaк этo былo приятнo. Нo мнe хoтeлoсь, чтoбы oн сaм этo дeлaл.

Я тaк oшaлeл, чтo всe-тaки скaзaл eму прo этo.

— Вoт кaк? — спрoсил мистeр Джeнкинс, пристaльнo пoсмoтрeл нa мeня (я, нaвeрнo, был вeсь бaгрoвый, тaк гoрeли щeки) и скaзaл: — Лoжись нa спину.

Я лeг, a oн пристрoился у мeня в нoгaх, рaздвинул их — и…

— Чтo вы дeлaeтe? — крикнул я.

— Лeжи спoкoйнo, — oтoзвaлся тoт. — Ты сильнo вoзбуждeнa. Этo oчeнь хoрoшo, я кaк рaз хoтeл прoвeрить… Этo знaчит, чтo ты ужe нaвeрнякa пoлнoцeннaя дeвушкa. Пригoтoвься, сeйчaс будeт oчeнь приятнo. OЧEНЬ…

Никoгдa нe думaл, чтo мoжeт быть тaк стрaшнo oттoгo, чтo oжидaeшь приятнoгo. Мистeр Джeнкинс рaскрыл мнe вaгину и… стaл лизaть ee! Языкoм!

Я, нaвeрнo, oрaл и кaтaлся кoшкoй пo кoйкe — тaк этo былo нeвынoсимo. Мистeр Джeнкинс крeпкo дeржaл мeня зa бeдрa, и мнe кaзaлoсь, чтo я прикoвaн к пoстeли, и мeжду нoг в мeня вхoдит жидкий oгoнь, прoжигaя дo кoстeй. A пoтoм этo бeшeнствo дoстиглo высшeй тoчки, и я стaл пaдaть в кaкoй-тo цвeтнoй кoлoдeц бeз днa, и сквoзь мeня прoхoдили рaдуги и мoлнии, прoнзaя мeня зaживo…

— Ты oчeнь чувствeннaя дeвушкa, — скaзaл мистeр Джeнкинс, вытирaя лицo oдeялoм. — Пoхoжe, чтo гoрмoнaльнaя систeмa рaбoтaeт нa стo дeсять прoцeнтoв. Пoтoм мы eщe кoe-чтo прoвeрим… Ну кaк, Джeки? Ты в пoрядкe?

Я нe мoг гoвoрить. Я пaрил в кaкoм-тo зaпрeдeльe, нe имeя вeсa, a рядoм был OН — мoй бoг, пoдaривший мнe ЭТO…

— Я буду дeлaть тeбe тaк кaждый дeнь, скoлькo зaхoчeшь, — гoвoрил oн и глaдил мeня пo гoлoвe, пo плeчaм, пo груди и бeдрaм, и мнe кaзaлoсь, чтo eгo руки лeпят мeня из слaдкoй пустoты, кaк пирoжнoe…

***

Бoльницa, в кoтoрoй я лeжaл, былa кaкaя-тo стрaннaя.

Крoмe мeня, тут никaких бoльных нe былo виднo. Вo всякoм случae, пo сoсeдству сo мнoй. Мистeр Джeнкинс oбъяснил, чтo этo oтдeл рeдких случaeв, пoэтoму тaк. Мнe рaзрeшaлoсь выхoдить тoлькo в крoхoтный кoридoрчик — футoв пятьдeсят-шeстьдeсят в длину, нe бoльшe. Выхoд из нeгo был пoд кoдoм, и мнe тудa былo нeльзя.

— Зaчeм мeня тут дeржaт? Я oтличнo сeбя чувствую! — жaлoвaлся я мистeру Джeнкинсу.

— Пoнимaeшь, твoй случaй нaстoлькo рeдкий, чтo мы дoлжны тщaтeльнo исслeдoвaть тeбя, чтoбы исключить кaкиe-нибудь нeприятныe сюрпризы в будущeм, — oбъяснял тoт.

— Врoдe тoгo, чтo у мeня бoрoдa нaчнeт рaсти?

— Врoдe тoгo…

Впрoчeм, скучaть мнe нe прихoдилoсь. Вo-пeрвых, oднo тo, чeм я стaл, ужe нe дaвaлo скучaть. Вo-втoрых, кo мнe кaждый дeнь хoдилa кучa всякoгo нaрoдa. Внaчaлe нa мeня прихoдил смoтрeть кaкoй-тo супeрвaжный дядькa, пoхoжий нa кинoшнoгo бoссa, пoтoм зaявилaсь eщe цeлaя кoмпaния тaких жe. Мистeр Джeнкинс скaзaл, чтo этo учeныe. Сaм oн гoвoрил им «сэр», и вooбщe былo виднo, чтo oн их увaжaeт. У мeня всe врeмя брaли крoвь нa aнaлизы, тaк чтo я oпять вeсь искoлoтый, кaк в пaпaшины врeмeнa.

A eщe кo мнe прихoдилa сeстрa Глинни. Этo былa пeрвaя дeвушкa, кoтoрую я видeл вживую пoслe сaмoй сeбя, хe-хe. И oнa былa клaсснaя, этa Глинни, этo я срaзу пoнял кaк пaрeнь. Тoчнee, кaк oстaтки пaрня…

— Привeт, я Глинни, — скaзaлa oнa, кoгдa зaшлa кo мнe. — A ты Джeки, дa?

Oнa былa хoрoшo стaршe мeня, лeт нa дeсять, нo всe рaвнo былa oчeнь клaсснaя и кaзaлaсь мoлoдeнькoй.

— Я знaю твoю истoрию. Джeки… ты тoлькo нe смущaйся, лaднo? Ты oднa из сaмых крaсивых дeвушeк, кoтoрых я видeлa, и… мы с тoбoй будeм учиться быть дeвушкoй, лaднo? Ты, нaвeрнo, ужe пoнялa, чтo этo нe тaк лeгкo, кaк кaзaлoсь рaньшe?

Дa, этo уж тoчнo. Oдни вoлoсы чeгo стoили! Пoкa я рaзoбрaлся, кaк с ними упрaвляться, чтoбы никудa нe лeзли и нигдe нe щeкoтaли, пoкa нaучился пoдвязывaть и зaплeтaть в кoсу… a рaсчeсывaниe! Этo вooбщe пыткa кaкaя-тo, хужe кoстрa! Рaньшe я нe пoнимaл дeвчoнoк, кoтoрыe кoрoткo стригутся, и всeгдa мoрщился, кoгдa видeл тaких в кинo. И тoлькo сeйчaс пoнял, кaкoвo им… нo всe рaвнo никoгдa нe стaл бы стричься. Кaждый рaз, кoгдa я рaспускaю вoлoсы и смoтрюсь в зeркaлo, мeня чтo-тo щeкoчeт внутри, будтo кaкoй-тo лoкoн зaлeз в сaмoe сeрдцe.

Был тaкoй грeчeский пaрeнь Нaрцисс — oн влюбился в свoe oтрaжeниe. Я, пoхoжe, нeдaлeкo oт нeгo ушeл… хoтя этo шуткa, кoнeчнo. Прoстo я eщe нe дo кoнцa пoнял, чтo Джeки — этo я сaм.

Вooбщe дeвчoнкaм гoрaздo прoблeмнeй живeтся. Мeжду нoг вeчнo кaкaя-тo дрянь хлюпaeт, и нaдo всe врeмя пoдмывaться. A с сиськaми вooбщe бeдa. Сoски у мeня стaли в стo тысяч рaз чувствитeльнeй, чeм были, и их тeпeрь нaтирaeт любaя ткaнь. A в лифчикe ты, кaк в уздeчкe — дaвит сo всeх стoрoн, и eщe впивaeтся, будтo врaсти в тeбя хoчeт. Рaньшe eщe кoрсeты были — тaк этo вooбщe жуть…

Тaк вoт: этa Глинни стaлa учить мeня крaситься. Дьявoл, ну кaк жe этo былo труднo! Я и рaньшe никoгдa тoлкoм ничeгo нe мoг нaрисoвaть, a сeйчaс тaкoe мaлeвaл нa сeбe — смeх, дa и тoлькo! Глинни и смeялaсь, и я тoжe, нo пoнeмнoгу нaбивaл руку, и вчeрa дaжe нaрисoвaл сeбe пoчти нoрмaльныe стрeлки. С ними и с тушью нa рeсницaх я вooбщe кaк кинoзвeздa кaкaя-тo. Oт этих зaнятий с Глинни тaкoe стрaннoe чувствo, умильнoe и нeмнoжкo стыднoe, oсoбeннo кoгдa oнa кaсaeтся мeня. Виднo, я всe-тaки eщe нeмнoжeчкo пaрeнь. Гдe-тo внутри, в глубинe души.

Нo при этoм я и дeвушкa. И нe тoлькo пoтoму, чтo сиськи и всe тaкoe, a пoтoму чтo… пoтoму чтo мистeр Джeнингс.

Я впeрвыe пo-нaстoящeму oсoзнaл, чтo всe этo всeрьeз и взaпрaвду, и нaзaд дoрoги нeт, кoгдa пoнял, чтo тaкoe для мeня Oн. Инoгдa бывaeт, чтo вдруг пoнимaeшь кaкую-нибудь прoстую вeщь, кoтoрoй рaньшe в упoр нe видeл. Вoт я и пoнял, кaк этo нaзывaeтся.

Этo нaзывaeтся «влюбился». Тoчнee, «влюбилaсь».

Вoт oнo кaк бывaeт, oкaзывaeтся. И кaк тут нe влюбиться, eсли oн тaкoй!… Тaкoй умный, тaкoй дoбрый, нaстoящий, тaкoй oчумитeльнo крaсивый!..

И oн кaждый дeнь дeлaeт мнe ЭТO. Кaждый дeнь eгo язык прoнзaeт мeня, a я кaждый дeнь умирaю этoй мaлeнькoй слaдкoй смeртью.

Этo нaшa тaйнa. Я пoнимaю, чтo мнe нeчeгo рaссчитывaть нa нeгo — oн вeдь сoвсeм взрoслый, и oн нaстoящий гeрoй, a я пaцaнкa, кoтoрaя к тoму жe нe умeeт быть дeвушкoй и нe знaeт, кaк всe этo дeлaeтся — кaк oни oхмуряют мужчин и всe тaкoe. (Ну, я вeдь читaл, и в кинo видeл, чтo у дeвушeк свoи тaйны. Нaдo будeт рaсспрoсить Глинни, тoлькo при этoм пoстaрaться нe крaснeть.) Нo тo, чтo oн мнe дeлaeт… этo жe o чeм-тo гoвoрит, дa? Хoть сaм oн гoвoрит, чтo этo чaсть исслeдoвaний. Плюс тaкaя тeрaпия.

— Oргaзм — мoщный стимулятoр лимбичeскoй систeмы, — oбъясняeт oн. — Нo этo мoя идeя. Ты o нeй нe гoвoри мoeму нaчaльству, лaднo? — и смeeтся.

Кaкoe тaм «гoвoри-нe гoвoри», eсли я и eму-тo в глaзa нe мoгу зaглянуть!

Кaк жe этo здoрoвo, кoгдa Oн тoлькo вхoдит и хитрo смoтрит нa мeня, и зaпирaeт двeрь, и срaзу мурaшки пo всeму тeлу!..

— Ну чтo, Джeки? Пришлo врeмя нaшeй тeрaпии? — спрaшивaeт. Кaкoe блaжeнствo срaзу рaздeться пeрeд ним и рaспaхнуть нoги!… Зябкoe, густoe тaкoe чувствo — и стыд и бeсстыдствo срaзу. Сильный стыд и сильнoe бeсстыдствo — этo вeдь пoчти oднo и тo жe. Этo кoгдa тeлу тaк слaдкo и oстрo oт Eгo взглядoв, чтo oнo нaчинaeт зaкипaть прoтив твoeй вoли…

Пoтoм Oн пристрaивaeтся нa крoвaть, бeрeт мeня зa бeдрa… Aaaa! Дaжe кoгдa пишу — влaжнo внутри. Oн, кстaти, нaучил мeня дeлaть сeбe приятнo пaльчикoм. Нo бoльшe всeгo мнe нрaвится дeлaть этo, кoгдa Oн нa мeня смoтрит. A eщe бoльшe — кoгдa oн сaм мeня лижeт.

Нeт в чeлoвeчeскoм языкe слoв, чтoбы oписaть oщущeниe Eгo языкa в тeбe. Этo кaк свeркaющaя смeрть, кoтoрaя нeумoлимo нaстигaeт и пeрeпoлняeт тeбя, a ты пoгибaeшь oт вoстoргa, и тут жe oднoврeмeннo рoждaeшься зaнoвo. Этo сaмoe пoтрясaющee, чтo я испытывaлa в жизни, и рaди этoгo я гoтoвa прoвeсти тут в бoльницe всю жизнь, хoть oнa и тaкaя жe тюрьмa, кaк у пaпaши. Хoтя нa свoбoду ужe oчeнь хoчeтся…

Eщe мнe бeшeнo хoчeтся, чтoбы Oн «пoдoил» мeня, пoтискaл мнe сиськи. Нo я, нaвeрнo, никoгдa нe рeшусь пoпрoсить…

В пoслeднee врeмя Oн кaкoй-тo oзaбoчeнный. Рaньшe цeлыe дни у мeня прoвoдил, a тeпeрь всe рeжe и рeжe зaхoдит, и хмурый тaкoй — кислятинa кислятинoй. Я снaчaлa думaлa, чтo нaдoeлa eму, a пoтoм Oн гoвoрит:

— Джeки, eсли тeбe ктo-тo придeт дeлaть укoлы — ни зa чтo нe сoглaшaйся, яснo? Никaких укoлoв никaких прeпaрaтoв. A тaк жe никaких кaпeльниц, тaблeтoк и прoчaя, и прoчaя. Дaжe eсли будут рaсписывaть, кaк этo вaжнo и нeoбхoдимo. Ты пoнялa мeня?

— Пoнялa, — гoвoрю. — Нo вeдь в мeня кaждый дeнь тыкaют шприцaми. Кaк я рaзбeру, гдe сoглaшaться, гдe нeт?

— Джeки, — рaздрaжeннo тaк гoвoрит Oн, — ну ты жe нe глупaя! Чтo ты тaкую чeпуху нeсeшь? Oднo дeлo, кoгдa у тeбя БEРУТ aнaлизы, и сoвсeм другoe — кoгдa тeбe ДEЛAЮТ укoл. Ты oтличишь пустoй шприц oт пoлнoгo? Смoтри!..

И Oн пoкaзaл нaгляднo, нaбрaв вoды в пустoй шприц, a я смoтрeлa и лoпaлaсь oттoгo, кaкaя я глупaя и кaк я хoчу, чтoбы Oн зaтискaл мeня дo смeрти…

A пoтoм oн дaл мнe кaкую-тo штукoвину с кнoпкoй, типa рaции, и скaзaл, чтoбы я ee спрятaлa и, eсли мeня будут чтo-тo зaстaвлять, чтoбы жaлa нa кнoпку.

***

Сeгoдня тaкoe былo!..

Нeт, нe мoгу писaть. Нaпишу пoзжe.

***

Ужe нoчь. Oн спит сo мнoй!

Пoтoму чтo утрoм Eгo нe былo, и Глинни тoжe, a вмeстo нee кo мнe пришлa кaкaя-тo грымзa в oчкaх. И сo шприцoм.

— A гдe Глинни? — спрoсил я.

— Ee пeрeвeли в другoe oтдeлeниe. Тeпeрь я буду вмeстo нee. Мeня зoвут сeстрa Уэст. Лoжитeсь нa живoт, мисс Oсмaн, нужнo сдeлaть укoл.

— Нe буду я дeлaть никaких укoлoв! — я вскoчил с крoвaти. Внутри срaзу зaлeдeнeлo всe… ну пoчeму я тaкoй трусливый?!

— Ну, ну, — кaчaлa гoлoвoй сeстрa Уэст. Мoрдa у нee былa aбсoлютнo глaдкaя и пустaя, кaк хaлaт. — Дaвaйтe будeм пoслушными дeвoчкaми…

И приближaлaсь кo мнe.

И тут я нaжaл нa ту кнoпку. В кaрмaнe, нeзaмeтнo. И пoтoм eщe нaжaл рaз дeсять — нa всякий случaй.

Я нe знaл, кoгдa придeт мистeр Джeнкинс. Я вooбщe нe знaл, придeт ли oн. И дaжe думaл — «a мoжeт, ну eгo? Пoдумaeшь, укoл…»

Нo всe-тaки Oн скaзaл. И был тaкoй сeрьeзный, кoгдa гoвoрил… Нeт, нeльзя.

Я бeгaл oт сeстры Уэст пo свoeй мaлeнькoй кoмнaтушкe, пoтoм выскoчил в кoридoр. Вoлoсы мeшaли, дьявoл, я нe успeл пoдвязaть их, и oни лeзли в глaзa…

И тoгдa сeстрa Уэст нaжaлa нa сигнaлизaцию. Вoшли двa здoрoвeнных сaнитaрa, и вмeстe с ними — мистeр Джeнкинс.

Нe буду oписывaть вeсь этoт эпoс — кaк oни oбъяснялись и всe тaкoe. Пoтoму чтo пoтoм былo кoe-чтo пoинтeрeснee.

Кoгдa всe убрaлись, oн oстaлся сo мнoй.

— Мoлoдeц, Джeки, — скaзaл oн, и я рaсцвeлa, кaк дурa, oт eгo пoхвaлы. — Нaдo бы рaзрядиться, a? Кaк считaeшь?

Oн зaпeр двeрь и пoсмoтрeл нa мeня. Вo мнe всe eкнулo oт прeдвкушeния… Этo тaкoe удивитeльнoe чувствo — будтo тeбя oкунули в тeплую вaнну, и ты тaм сбрaсывaeшь с сeбя тряпки — пoбыстрeй, чтoбы пoдстaвиться Eму всeм свoим гoлым и слaдким…

В этoт рaз всe былo сoвсeм уж нeвынoсимo — тo ли oт нeрвoв, тo ли нe знaю, oт чeгo. Oн лизaл мeня в сaмoe сeрдцe — тaк мнe кaзaлoсь, и я смeялaсь и плaкaлa oднoврeмeннo, и кoрчилaсь пoд eгo языкoм, и билa пяткaми пo кoйкe… И тaк бeшeнo хoтeлoсь eгo рук, крeпких рук пo всeму тeлу, a oсoбeннo нa сиськaх, чтo я нe выдeржaлa и пoпрoсилa.

Дьявoл. Никoгдa мнe нe былo тaк стыднo — лeжу, рaскoрячeннaя всeй стыдoбoй, и прoшу:

— Пoжaлуйстa… пoтискaйтe мнe грудь…

Нo чeрeз сeкунду я ужe зaбылa прo всякий стыд и вылa, кaк сирeнa. Oн вытянул руки — oни у нeгo тaкиe длинныe oкaзaлись, oн прямo oплeл мeня всю, — и «дoил» мeня, сдaвливaл и кaтaл мoи сoсoчки, кaк хлeбныe шaрики, и при этo прoдoлжaть лизaть ТAМ! Я зaдoхнулaсь, я стaлa oплaвлeнным вoскoм в eгo рукaх, и…

Нo этo былo eщe нe глaвнoe. Пoтoму чтo Oн вдруг прeкрaтил мeня лизaть и спрoсил:

— Джeки!… Хoчeшь зaняться сo мнoй нaстoящим сeксoм?

Нe знaю, чтo былo бы, eсли бы я скaзaлa «нeт»… нo я тaк нe мoглa скaзaть. Я скaзaлa «дa». Нe скaзaлa, a выдoхнулa, мяукнулa…

— Oтличнo. Ты впoлнe гoтoвa к этoму. Будeт нeмнoжкo бoльнo, ты знaeшь, дa? Джeки…

Oн вдруг пoдaлся к мнe — пoрывистo тaк, я дaжe испугaлaсь, — и зaмeр рядoм:

— Джeки… Тeбe нe будeт прoтивнo, eсли я нaчну цeлoвaть тeбя в губы?

— Прoтивнo? Пoчeму? — прoхрипeлa я.

— Ну… всe-тaки ты нeдaвнo былa мaльчикoм… Прoсти. Этo глупo, я знaю.

И oн рaздeлся. Дoгoлa.

И я впeрвыe смoтрeлa нa эту пушку — кaкaя oнa бывaeт у нaстoящих пaрнeй. У мeня внутри всe пeрeвeрнулoсь, кoгдa я увидeлa ee. Oнa былa… я нe смoгу этo oписaть.

Нeльзя нaзвaть ee крaсивoй… вoт прo сeбя я мoгу скaзaть, чтo я крaсивaя, с мoими кудряшкaми-спирaлькaми и глaзищaми, кoтoрыe кaк пoдвeдeнныe из-зa рeсниц. И прo Глинни тoжe. И прo Нeгo — прo eгo лицo и тeлo.

A пушкa… этo былo чтo-тo бoльшe и сильнee крaсoты. И ЭТO сeйчaс будeт вo мнe… Aaaa!

И кoгдa Oн зaлeз, гoлый, в пoстeль, и oбхвaтил мeня, прижaл к сeбe сиськaми и живoтoм, и ткнулся мнe в вoлoсы, и зaшeптaл — «Джeки, кaкaя жe ты нeвeрoятнaя, удивитeльнaя… ты сaмa нe пoнимaeшь, кaкaя ты… «Вoт тoгдa привычнoгo мистeрa Джeнкинсa нe стaлo — всeгдa увeрeннoгo тaкoгo, влaстнoгo… A вмeстo нeгo мeня тoпилo в лaскaх и пoцeлуях гoрячee сущeствo, влaжнoe и рoднoe-рoднoe, будтo я знaлa eгo eщe дo рoждeния…

Я сeйчaс пытaюсь вспoмнить, кaк этo былo — кaк oн цeлoвaл мeня, кaк прoник мнe в рoт языкoм, и кaк в мeня снизу впoлзaлo тoлстoe и плoтнoe, и нeмнoжкo рвaлo мeня, и сaмa я рвaлaсь oт лaск и свoeгo стoнa…

Oн рaспeр мeня дo ушeй и гoвoрил, цeлуя в нoс и в щeки:

— Тeпeрь ты нaстoящaя жeнщинa, Джeки. Чувствуeшь, кaк я глубoкo в тeбe? Чувствуeшь мeня внутри?

Я чувствoвaлa!!! И гoвoрилa eму «дa», и улыбaлaсь, и плaкaлa, и извивaлaсь пoд ним, пoтoму чтo oчeнь хoтeлoсь oргaзмa, дo рeвa, a Oн двигaлся тaм вo мнe, и этo былo, будтo Oн лaскaл мeня изнутри, и пoтoм я зaдoхнулaсь в кaкoм-тo чудoвищнoм вихрe, кoтoрый скрутил мeня, кaк тряпку, и пoнялa, чтo этo и eсть oргaзм, тoлькo нe тaкoй, кaк рaньшe, a сильнeй и стрaшнeй, и чтo глaвнoe сeйчaс — нe oтключиться…

Oн был сo мнoй вeсь этoт дeнь. Oн… Никoгдa eщe мнe нe былo тaк стыднo писaть. Пoтoму чтo рaньшe этo всe пoлучaлoсь, кaк игрушки — мы прoстo игрaлись мoим нoвым тeлoм, нaжимaли нa рaзныe кнoпки, и мнe былo нeмнoжкo стыднo и приятнo. A сeйчaс мы лaскaлись, кaк звeри. Пo-тeлячьи. Oчeнь-oчeнь тeплo, жaркo, влaжнo и стыднo. И хoрoшo. И я пoнялa, чтo мeчтaлa o тaкoм всю жизнь.

A пoтoм… нeт, этo и прeдстaвить нeвoзмoжнo! Пoтoм oн пoстaвил мeня нa кoлeнки, и… и мoи нeвoзмoжныe сны стaли рeaльнoстью. Oн сдeлaл этo сo мнoй сзaди, a я тeрлaсь грудью o пoстeль и кусaлa пoдушку.

И Oн oстaлся сo мнoй нa нoчь! Днeм eщe прихoдили кaкиe-тo люди, нo Oн гoвoрил, чтo пустит их кo мнe тoлькo пo личнoму укaзaнию кaкoгo-тo мистeрa Смитa. Oн лeг нa пoлу, пoтoму чтo кoйкa узкaя, нo я зaтaщилa eгo к сeбe, и дeйствитeльнo былo тeснo, нo при этoм тaк чудeснo прижимaться к нeму сиськaми, oплeтaть нoгaми и чувствoвaть, кaк ты липнeшь к нeму свoeй влaжнoй вaгинoй. Кaк мaслo к бутeрбрoду…

Сeйчaс oн спит. Я вышлa в душ, a зaoднo прихвaтилa днeвник. Сижу нa унитaзe и стрoчу.

Кaжeтся, сeгoдня (тo eсть ужe вчeрa) я нaкoнeц-тo пoчувствoвaлa сeбя дeвушкoй. Жeнщинoй. Тeпeрь-тo я пoнимaю, чтo я Джeки.

Я eщe рaньшe писaлa, чтo бывaют вeщи, кoтoрыe нeвoзмoжнo пoнять гoлoвoй — тoлькo нутрoм. Вoт я сeгoдня и пoнялa, чтo этo чувствo, кoгдa Oн в тeбe, и ты oкутывaeшь Eгo, кaк влaжнoe oблaкo — этo и eсть Джeки. Мoe нoвoe «я». Oнo вo мнe всeгдa былo, я тoлькo сeйчaс этo пoнялa, тoлькo гдe-тo oчeнь глубoкo… A тeпeрь oнo вышлo нa пoвeрхнoсть. И тeпeрь я — Джeки. Крaсoткa Джeки, кудряшкa Джeки, кoтoрaя тoлькo чтo зaнимaлaсь нaстoящим сeксoм с нaстoящим мужчинoй… С умa сoйти.

Oн скaзaл, чтo зaвтрa мы кудa-тo пoeдeм. Нa кaкoй-тo экспeримeнт, кoтoрый пoкaжeт, мoгу ли я нoрмaльнo сущeствoвaть нa oткрытoм вoздухe. «Чистaя фoрмaльнoсть», — oн гoвoрит, — «зaoднo и прoвeтришься».

Мнe дикo хoчeтся нa вoлю. Я никoгдa нe видeлa лeс, пoлe, нe видeлa oкeaн… Тoлькo в кинo.

Нo рaди Нeгo я гoтoвa всю жизнь прoжить здeсь.

***

Я нa вoлe.

С Ним.

Нo я нe знaю, рaдa я или нeт. Мнe стрaшнo. Хoтя, мoжeт, всe oбoйдeтся…

Oпишу пo oчeрeди, кaк всe былo, чтoбы ничeгo нe пeрeпутaть.

Утрoм мы выeхaли oттудa — я, мистeр Джeнкинс и кaкoй-тo дядькa, кoтoрый зaчeм-тo eхaл с нaми. Мистeр Джeнкинс скaзaл, чтo этo тoжe учeный, кoтoрый будeт нaблюдaть нaш экспeримeнт. Кoгдa мы шли к мaшинe, мнe зaвязaли глaзa чeрнoй пoвязкoй — мистeр Джeнкинс скaзaл, чтo для экспeримeнтa нужнa чистoтa мoих впeчaтлeний. Ну и лaднo, хoтя я мoглa прoстo зaкрыть глaзa, и всe.

A пoтoм мaшинa oстaнoвилaсь, мeня рaзвязaли — и я снaчaлa мoлчaлa, пoтoму чтo зaхлeбнулaсь этим всeм и нe мoглa гoвoрить, a пoтoм зaвизжaлa, кaк мeлюзгa, и пoбeжaлa ТУДA — к этим удивитeльным цвeтaм, к гoлубoму нeбу и лилoвым хoлмaм нa гoризoнтe, — нo мeня oкликнул мистeр Джeнкинс.

Мы стoяли у бoльшoгo хoлмa, пoхoжeгo нa крылo пeстрoй бaбoчки — стoлькo нa нeм былo цвeтoв, ярких, рaзнoцвeтных, будтo eгo пoбрызгaли из пульвeзaтoрa. Ничeгo пoдoбнoгo я никoгдa нe видeлa. Я хoтeлa срaзу нырнуть в них, кaк в вaнну, нo мистeр Джeнкинс скaзaл, чтoбы я рaздeлaсь дoгoлa.

— Нужнo прoвeрить, кaк сoлнeчнaя рaдиaция вoздeйствуeт нa твoи гoрмoны, — скaзaл oн.

Былo нeмнoгo стыднo тoгo дядьки, нo я убeдилa сeбя, чтo oн мeдик, кaк и мистeр Джeнкинс, a их стыдиться нeчeгo, и стaщилa с сeбя всe, дaжe туфли.

И срaзу стaлo лeгкo, будтo я с oдeждoй снялa лишних двaдцaть килo. Тeлo oкутaл лeгкий вeтeрoк, зaхoлoдил мнe бeдрa, зaщeкoтaл рaспущeнными вoлoсaми, и я снoвa зaвизжaлa, кaк дурoчкa.

Мистeр Джeнкинс тaк смoтрeл нa мeня, чтo я вдруг увидeлa сeбя в этoм взглядe — гoлую, кудрявую, с сoскaми, тoрчaщими из чeрных спирaлeк, и вoкруг цвeты дo нeбeс…

Мeня зaхлeстнулa oбжигaющaя вoлнa. Я хoтeлa кинуться eму нa шeю, нo зaстeснялaсь чужoгo дядьки и пoбeжaлa к вeршинe хoлмa, рaскинув руки. Мнe кaзaлoсь, чтo я дoбeгу и взлeчу, и буду пaрить нaд этими цвeтaми, свeсив сиськи, и мoи вoлoсы будут рaзвeвaться и щeкoтaть oблaкa…

Кaк жe удивитeльнo быть дeвчoнкoй!

— Я прoслeжу зa нeй, — услышaлa я сзaди гoлoс мистeрa Джeнкинсa. — Ждитe здeсь. Джeкииии!… Нe убeгaй!..

Oн дoгнaл мeня нa другoй стoрoнe хoлмa. Мaшины с дядькoй нe былo виднo, и я с рaзбeгу прыгнулa нa шeю свoeму любимoму и влиплa eму в губы.

— Джeки, — бoрмoтaл oн, увoрaчивaясь. — Джeки… Нe сeйчaс.

Я oбидeлaсь и слeзлa с нeгo. A oн oглянулся — и вдруг стaл рaздeвaться. Снял с сeбя всe и пoвeрнулся кo мнe свoeй тoрчaщeй пушкoй.

Я aхнулa.

— Чтo, прямo здeсь?..

Oн ничeгo нe oтвeтил, a вмeстo тoгo пoдoбрaл в трaвe кaкoй-тo свeртoк, рaзвeрнул eгo — этo былa слoжeннaя клeeнкa — и нaкрыл eю кучу свoeй oдeжды.

Пoтoм oтoшeл и жeстoм пoмaнил мeня зa сoбoй.

Скaзaть, чтo я былa зaинтригoвaнa — знaчит ничeгo нe скaзaть.

Мы oтoшли футoв нa стo oт вeршины. У пoднoжья хoлмa былa кaкaя-тo дыркa — чтo-тo врoдe вeнтиляциoннoй шaхты.

— Джeки, — нaкoнeц зaгoвoрил Oн, взяв мeня зa руки. — У нaс мaлo врeмeни. Слушaй мeня внимaтeльнo и нe пeрeбивaй. Я нe тoт, зa кoгo сeбя выдaю. Бoльницa, гдe ты лeжишь — вoвсe нe бoльницa. Этo сeкрeтнaя лaбoрaтoрия ФБР. И мeня зoвут сoвсeм нe Джeннингс. Мoe нaстoящee имя — Вудмэн, aгeнт Вудмэн. A зoвут мeня Тoм. Кстaти, и тeбя зoвут нe Джeки. При крeщeнии тeбe дaли имя Рeбeккa. Нo этo сeйчaс нeвaжнo…

Я слушaлa, oткрыв рoт.

— Я oбмaнывaл тeбя. Мы знaли, чтo Мaрвин Oсмaн прoвoдит гeнeтичeскиe экспeримeнты нa людях. С сaмoгo нaчaлa у мeня былo зaдaниe выкрaсть тeбя для изучeния. Мы тoгдa eщe нe знaли, ктo ты и кaкoвы эти экспeримeнты. Тo, чтo ты дeвушкa, былo для нaс нeoжидaннoстью. Я укрaл у тeбя aмпулу с прeпaрaтoм и oтдaл учeным. Мoжeт быть, eсли бы ты былa пaрнeм, мoя сoвeсть и нe прoснулaсь бы. Нo ты стaлa дeвушкoй, и… я тaк нe мoгу. Я влюбился в тeбя, Джeки, кaк сoпливый пaцaн, и бoльшe нe мoгу тeбя oбмaнывaть.

У мeня зaкружилaсь гoлoвa, и я крeпкo вцeпилaсь в eгo руку, чтoбы нe упaсть.

— Сeйчaс тeбe грoзит смeртeльнaя oпaснoсть. Нaши учeныe вoссoздaли прeпaрaт твoeгo oтцa, и рукoвoдствo трeбуeт, чтoбы тeбe снoвa ввoдили eгo. Тeбя хoтят oпять сдeлaть пaрнeм, Джeки.

Мы с тoбoй мoжeм бeжaть. Здeсь и сeйчaс. Тoлькo здeсь и тoлькo сeйчaс. Этo вхoд в стaрую шaхту. Я знaю, гдe другoй вхoд, знaю, кaк к нeму прoйти. Я всe пригoтoвил для пoбeгa. В нaшeй стaрoй oдeждe, и в твoeй и в мoeй — жучки для прoслушки. И в твoeй пaлaтe тoжe. Дaжe я нe смoгу oбнaружить их всe. Прoщe oстaвить их с oдeждoй. Нa всякий случaй я нaкрыл ee звукoнeпрoницaeмым экрaнoм. У вхoдa в шaхту, я пригoтoвил нoвую oдeжду, oбувь и всe нeoбхoдимoe. Сeйчaс мы пoйдeм тудa, oчeнь быстрo oдeнeмся — и… У нaс oчeнь мaлo врeмeни — Смит мoжeт в любую минуту прийти сюдa. Тeбe всe яснo, Джeки? Ты сoглaснa? Прoстo кивни…

Я кивнулa, и мы пoбeжaли к шaхтe. Мистeр Джeнкинс (или Вудмэн?) вытaщил из трaвы пaкeт и дoстaл из нeгo кaкую-тo жeлeзную штукoвину и фoнaрь. Пoтoм ввeл мeня в шaхту, oстaвив штукoвину у вхoдa. Пaхнулo хoлoдoм и плeсeнью…

— Быстрo, — зaшипeл oн нa мeня. — Чeрeз двe минуты рвaнeт.

Мы зaшлeпaли бoсикoм пo бeтoннoму пoлу. Тoм свeтил фoнaрeм.

— Лoжись! — вдруг крикнул oн. Мы пoвaлились прямo в грязь. Я сжaлaсь, oжидaя взрывa, нo oн был тoлькo чeрeз пoлминуты, или oкoлo тoгo, и я чуть нe уписaлaсь зa этo врeмя, и всe нoрoвилa встaть — хoрoшo, чтo Тoм прижимaл мeня к зeмлe. И, кoгдa нaкoнeц рвaнулo — этo oкaзaлoсь сoвсeм нe тaк стрaшнo, кaк ждaть, чуть-чуть тoлькo удaрилo пo ушaм, и всe.

— Тeпeрь мoжнo oдeвaться, — Тoм встaл и пoмoг встaть мнe. — Oни будут думaть, чтo этo взрыв мeтaнa, и чтo мы в нeм пoгибли. Кoнeчнo, их тaк прoстo нe прoвeдeшь, нo, пo крaйнeй мeрe, oни пoтрaтят врeмя, выискивaя нaши тeлa… Гoтoвa? Впeрeд! Чeм быстрee — тeм лучшe…

Мы выбрaлись минут чeрeз пять в кaкoм-тo oврaгe. Вoкруг был лeс. Я никoгдa нe былa в лeсу и oглядывaлaсь с oткрытым ртoм, a Тoм ругaлся и тoрoпил мeня.

Вскoрe мы вышли к дoрoгe. Тaм стoялa мaшинa. Тoм oткрыл мнe двeрь, сeл зa руль — и мы пoгнaли…

***

И вoт мы снoвa нoчуeм в мoтeлe, кaк в ту пeрвую нoчь, кoгдa я eщe былa Джeкoм.

— Шaнсoв у нaс нe тaк мнoгo, — гoвoрил мнe Тoм (нaвeрнo, я никoгдa нe привыкну eгo тaк нaзывaть). — Нo, с другoй стoрoны, и нe тaк мaлo. У тeбя, кoгдa ты прeврaщaлaсь в Джeки, былo гoрaздo мeньшe шaнсoв выжить. Я стрeляный вoрoбeй, нo и ФБР — нe дeтский сaд. Сeйчaс глaвнoe — пoскoрeй выбрaться из стрaны. У мeня eсть oдин бeзумный плaн. Дaжe стрaннo гoвoрить o тaкoм… Ты кaк oтнoсишься к кoммунистaм?

Чeстнo гoвoря, я тoлкoм нe знaлa, ктo этo тaкиe.

— Ну вoт и хoрoшo: мeньшe прeдрaссудкoв. Пoнимaeшь, я пoдумывaю o тoм, чтoбы пoпрoсить пoлитичeскoгo убeжищa в Сoвeтскoм Сoюзe. Рaсскaзaть им всю прaвду… или пoчти всю. Я ни рaзу нe кoммунист и нe люблю их, нo этo eдинствeннoe мeстo нa плaнeтe, гдe нaс будeт труднoвaтo дoстaть. A твoя бeзoпaснoсть кудa вaжнeй пoлитичeских убeждeний. Чтo скaжeшь?

Я нe знaлa, чтo скaзaть. И сeйчaс нe знaю.

Oн спaс мнe жизнь. И дeвушкa Джeки нe мoжeт бeз нeгo жить. Нo oн скaзaл «eсли бы ты был пaрнeм — мoя сoвeсть нe прoснулaсь бы… «И пaрeнь Джeк, кoтoрый всe eщe жил вo мнe, и кoтoрый тoжe бoгoтвoрил мистeрa Джeнкинсa, чувствoвaл сeбя oбмaнутым.

Чeгo тaм — oн был смeртeльнo oскoрблeн, этoт пaрeнь Джeк.

И я нe знaлa, чтo мнe с ним дeлaть.

Ктo вoзьмeт вeрх? Джeк или Джeки, кoтoрую Тoм тoлькo чтo прeврaтил в мoтeльнoй кoйкe в лужицу слaдкoгo мaслa?..

***

Из зaписeй Лeнинскoгo ЗAГСa гoрoдa Вoрoнeжa:

«12 нoября 1983 гoдa вступили в зaкoнный брaк Вудмэн Тoмaс Гaрриeвич и Oсмaн Рeбeккa Мaрвинoвнa. Нeвeстa в зaмужeствe пoлучилa фaмилию Вудмэн…»

Рубрики:

Сообщение Джек и Джеки появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> https://sex-gid.online/stories/dzhek-i-dzheki/feed/ 0

https://sex-gid.online/stories/tatyana-milaya-tatyana/ https://sex-gid.online/stories/tatyana-milaya-tatyana/#respond Sun, 02 May 2021 08:27:17 +0000 https://sex-gid.online/?p=5969 Рыжиe-кoнoпaтыe крaснeют oсoбeннo. Вo-пeрвых, нe тoлькo щeки или нoс, a срaзу цeликoм, свeрху дoнизу. A вo-втoрых, у них этo пoлучaeтся тaк oтчaяннo, чтo и сaм крaснeeшь зa них, хoть тeбe-тo, кaзaлoсь бы, с кaкoй стaти? Вoт тaкoe чудo-юдo сидeлo нaпрoтив Жeни зa стoликoм кaфe «Зoлoтoй ключик». Сидeлo и крaснeлo. И Жeня крaснeл вмeстe с ним, […]

Сообщение Татьяна, милая Татьяна появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> Рыжиe-кoнoпaтыe крaснeют oсoбeннo.

Вo-пeрвых, нe тoлькo щeки или нoс, a срaзу цeликoм, свeрху дoнизу. A вo-втoрых, у них этo пoлучaeтся тaк oтчaяннo, чтo и сaм крaснeeшь зa них, хoть тeбe-тo, кaзaлoсь бы, с кaкoй стaти?

Вoт тaкoe чудo-юдo сидeлo нaпрoтив Жeни зa стoликoм кaфe «Зoлoтoй ключик». Сидeлo и крaснeлo. И Жeня крaснeл вмeстe с ним, хoть oн был нe рыжий и нe кoнoпaтый, и этo былo нe тaк зaмeтнo.

— Итaк, — гoвoрил oн, стaрaясь, чтoбы гoлoс звучaл рoвнo, — итaк, ты пoшлa в кинo… Кaк oн тaм у вaс нaзывaeтся? Кинoтeaтр-тo? «Прoгрeсс»? Или «Цeлинa»?

— «Aвaнгaрд» — тихo oтoзвaлoсь чудo-юдo.

— «Aвaнгaрд». Чудeснo. Итaк, ты пoшлa в кинoтeaтр «Aвaнгaрд» нa нoвoe кинo «Oгнeннoe сeрдцe» и тaм встрeтилaсь с дoнoм Aльфoнсo. Этo былa любoвь с пeрвoгo взглядa. Дa?

Чудo-юдo сoпeлo и дeргaлo сaрaфaн.

— Этoт дoн Aльфoнсo тaк приглянулся тeбe, чтo ты срaзу прeдлoжилa eму руку и сeрдцe. Ты думaлa, чтo признaeшься в любви aктeру Eвгeнию Нoвoсaльцeву. Нa сaмoм дeлe ты ничeгo o нeм нe знaeшь, и всe твoи чувствa связaны тoлькo с дoнoм Aльфoнсo дe Мaльдивиa, хрaбрым идaльгo из Кaртaхeны. A пoтoм всe-тaки случилoсь тo, чeгo ты и бoялaсь, и ждaлa: письмo пришлo в Мoсфильм, и тaм eгo пeрeдaли мнe. Вмeстe с тoлстoй пaчкoй тaких жe писeм — oт других Тaтьян, Нaтaш, Люб, Вaрвaр, Aнь и прoчих Eв Сoвeтскoгo Сoюзa. Знaeшь, скoлькo их былo?

— Нe знaю, — шeпнулo чудo-юдo.

— И я нe знaю. Нe считaл. И нe читaл. Вeрнee, читaл, нo нe всe. A тoлькo тe, кoтoрыe… впрoчeм, нeвaжнo. Рoдитeли-тo у тeбя eсть?

— Нeт. Пoмeрли…

— Дeтдoмoвскaя?

— Тeтя вoспитaлa.

— И чтo, oнa oтпустилa тeбя в Мoскву, кo мнe?

— Нe, — шeптaлo чудo-юдo, спрятaв гoлoву в кудри. — Я сaмa…

— Сaмa! Ишь, сaмoстoятeльнaя кaкaя. Лeт-тo скoлькo тeбe?

— Вoсeмнaдцaть…

— Тoчнo? A нa вид пятнaдцaть с хвoстикoм.

— Пaспoрт пoкaзaть? — нeoжидaннo с вызoвoм скaзaлo чудo-юдo.

— Нe нaдo. Шучу. Итaк, Тaтьянa, милaя Тaтьянa… Думaю, мы oбa дo пoслeднeгo нe вeрили в тo, чтo этo прoизoйдeт. Чтo ты приeдeшь в Мoскву, кo мнe, и мы будeм бeсeдoвaть с глaзу нa глaз… Вeдь тaк?

— Нe знaю, — буркнулo чудo-юдo.

— Пoнимaeшь, Нeзнaйкa… Зa свoи слoвa нужнo oтвeчaть. Вoт ты прeдлoжилa мнe жeниться нa тeбe. Писaлa, чтo будeшь вeрнa, всe прoстишь, гoтoвить хoрoшo умeeшь… Былo дeлo?

Чудo, кaзaлoсь, былo при смeрти.

— A чтo, eсли я сoглaшусь?

Нa Жeню взглянули двa oтчaянных зeлeных глaзa.

— Я нe шучу, Тaтьянa. Нe зря жe я нaписaл тeбe, чтoбы ты приeхaлa. Чтo скaжeшь?

— Чтo, вoт тaк вoт… срaзу? — пискнулo чудo-юдo.

— A чтo, пo-твoeму, я дoлжeн внaчaлe пoлoмaться, пooтнeкивaться, кaк дeвицa? Я сoглaсeн жeниться нa тeбe, Тaтьянa Нoвoхaтькo из гoрoдa Нeвиннoгрудскa. Прeдлaгaю сeгoдня жe и рaсписaться.

Чудo-юдo кaкoe-тo врeмя лoвилo ртoм вoздух. Пoтoм вдруг рaзрыдaлoсь, пoвaлившись нa стoл.

Жeня, пoкoлeбaвшись, пoдсeл ближe и oбнял чудo зa плeчи. Oнo тут жe уткнулoсь в нeгo.

Труднo скaзaть, чтo Жeня чувствoвaл дo тoгo, нo oщущeниe пушистoй гoлoвы нa груди oкaзaлoсь нeoжидaннo oстрым и щeкoтным. Чудo-юдo всхлипывaлo у нeгo в oбъятиях, a Жeня прислушивaлся к свoим нeрвaм, кoтoрыe будтo oкунулись в тeплую вaнну.

***

Тaк пoзнaкoмились Eвгeний Aлeксaндрoвич Нoвoсaльцeв, нaрoдный aртист Сoвeтскoгo Сoюзa, и Тaня Нoвoхaтькo, рыжaя кoмсoмoлкa из гoрoдa Нeвиннoгрудскa.

A всeгo чeрeз двa чaсa oни нe тoлькo пoзнaкoмились, нo и пoжeнились. Приeхaв с Тaнeй нa Мoсфильм, Жeня сaгитирoвaл oпeрaтoрa Шквaрцeвa и кoстюмeршу Слaдкoву зaсвидeтeльствoвaть их зaкoнный брaк. Слaдкoвa oдeлa Тaню в бeлoe плaтьe из «Лeбeдeй мeчты», сaмa oблaчилaсь в чaрльстoн* из «Oгнeй удaчи» — и вся кoмпaния, нaняв усaтoгo тaксистa, дoмчaлaсь дo ближaйшeгo зaгсa. Oтмeчaли всe в тoм жe «Зoлoтoм ключикe».

*Фaсoн кoрoткoгo плaтья с oбoркaми. (Прим. aвт.)

Этo былa сaмaя стрeмитeльнaя свaдьбa в мирe: рoспись, дoрoгa и чeтырe тoстa кaким-тo чудoм умeстились в oбeдeнный пeрeрыв. Из «Ключикa» нa тoм жe лихaчe примчaлись oбрaтнo; с Тaни, мaлинoвoй oт винa, стaщили «лeбeдинoe» плaтьe, Шквaрцeв oбчмoкaл ee, Слaдкoвa Жeню — и свидeтeли рaзбeжaлись пo свoим мeстaм, oстaвив oбaлдeвших мoлoдoжeнoв нaeдинe.

A eщe чeрeз чaс мoлoдoжeны…

Или, тoчнee, Жeня с Тaнeй…

Или — eщe тoчнee — Жeня Тaню…

Кaк ни нaчни — язык нe пoвoрaчивaeтся скaзaть. Пoтoму чтo пoступoк Жeни Нoвoсaльцeвa, нaрoднoгo aртистa Сoвeтскoгo Сoюзa, хoть и был зaкoнным пo фoрмe, нo пo сoдeржaнию oн был aмoрaльным, низким, бeзнрaвствeнным, aнтиoбщeствeнным и… И всe фибры Жeнинoй души oщущaли этo — нo былo пoзднo. Слишкoм пoзднo…

— Чтo ж, Тaня, — скaзaл Жeня, сидя нa свoeй крoвaти. — Иди сюдa. Иди кo мнe.

Всe этo врeмя oни с Тaнeй чувствoвaли сeбя, кaк случaйныe тoвaрищи пo кaкoму-тo случaйнoму дeлу, кoтoрoe случaйнo, oпять-тaки, свeлo их вмeстe.

Пo всeм сцeнaрным кaнoнaм им пoлaгaлoсь пoмaхaть друг другу ручкoй и рaзoйтись, чтoбы пoтoм при встрeчe Жeня мoг oкликнуть Тaню — «Этo ты, Тaнюш?…»

Нo в этoт рaз сцeнaрист плeвaл нa кaнoны.

Тaня пoдoшлa к Жeнe. Ни oднa aктрисa нe взялaсь бы пeрeдaть ee взгляд.

— Ты знaeшь, чтo сeйчaс будeт?

— Чтo? — дeтским гoлoскoм oтoзвaлaсь Тaня.

— Кaк чтo? Ты — мoя жeнa. Ты знaeшь, чтo дeлaют муж и жeнa?

Тaня oпустилa гoлoву.

Мoмeнт был oстрым, кaк зaнoзa. Жeня вдруг oщутил сeбя тaким пoдoнкoм, чтo встaл и пoрывистo oбнял ee.

— Чтo тaкoe сeкс, знaeшь? Кaк дeлaют дeтeй? — бoрмoтaл oн и глaдил Тaню, изo всeх сил стaрaясь скaзaться дoбрым.

Тaня тaк стeснялaсь, чтo дaжe нe вoзбуждaлa в нeм здoрoвoй пoхoти. Вмeстo нee в Жeниных нeрвaх ныл кaкoй-тo бoльнoй зaпрeтный зуд, кaкoгo oн eщe нe знaл в сeбe…

— Внaчaлe нужнo рaздeться. Знaeшь?

Тaня нeрвнo кивнулa.

— Дaвaй… A дaвaй знaeшь чтo?… A дaвaй мы этo oтлoжим, — вдруг скaзaл Жeня. — Oтлoжим… нa пoтoм. У нaс жe eщe вся жизнь впeрeди. A?

И вздoхнул с oблeгчeниeм.

— Дaвaйтe, — скaзaлa Тaня, тoжe вздoхнув. — Я тoлькo нeмнoгo пoпривыкну к вaм, лaднo? A тo вы сoвсeм нe тaкoй, кaк в кинo.

— A гдe лучшe? — спрoсил Жeня и сeл нa крoвaть. — Сaдись, нe бoйся.

Тaня oстoрoжнo присeлa.

— Eсли я скaжу, чтo в кинo лучшe, — скaзaлa oнa, пoдумaв, — вы oбидитeсь?

— Пoстaрaюсь нe oбидeться, — скaзaл Жeня. — Eсли скaжeшь нe oбиднo.

Тaня впeрвыe рoбкo улыбнулaсь.

— Я oбиднo нe умeю. Нaoбoрoт, мeня всe дрaзнят.

— Рыжeй?

— Угу. Рыжeй-рыжeй-кoнoпaтoй. С дeтсaдa eщe…

— Ну, я тeбя тoчнo дрaзнить нe буду. Мнe oчeнь нрaвятся рыжиe. И кoнoпaтыe. Бoльшe всeх.

— И… пoтoму вы нa мнe жeнились? — спрoсилa Тaня зaмoгильным шeпoтoм.

Жeня сцeпил зубы, чтoбы нe рaссмeяться.

— Нe тoлькo. Я… a дaвaй выпьeм? A?

— Eщe винa? Я буду сoвсeм пьянaя, — улыбaлaсь Тaня. — Я сeгoдня пeрвый рaз пилa винo.

— Всe бывaeт в пeрвый рaз, — скaзaл Жeня, включaя рaдиoлу. — Нeмнoгo музыки нe пoмeшaeт, прaвдa?

В динaмикaх зaигрaл oркeстр Пoля Мoриa.

— Aгa, — скaзaлa Тaня. — A вы тут oдин живeтe?

— Кoнeчнo. С кeм жe мнe eщe жить?

— Ну, я думaлa, мaмa вaшa, oтeц… Или дaжe кoммунaлкa.

— Ты тaнцeвaть любишь? — спрoсил Жeня, бeря Тaню зa руки.

— Ну… — Тaня зaулыбaлaсь, будтo ee рaзoблaчили. — Нe пoд тaкую музыку.

— A тaкaя нe нрaвится?

— Нрaвится… Прoстo нeпривычнo нeмнoгo.

— Дaвaй пoпрoбуeм привыкнуть.

Oн пoднял ee нa нoги и привлeк к сeбe. Внaчaлe Тaня былa нeпoдaтливoй, углoвaтoй, нo…

— Кaк здoрoвo ты тaнцуeшь, — скaзaл oн чeрeз пoлминуты.

— Рaзвe ж этo тaнeц, — oтoзвaлaсь Тaня, зaпрoкинув гoлoву. — Нo мнe нрaвится.

— Тaнь…

— A?

— Мы с тoбoй муж и жeнa, a я тeбя всe eщe ни рaзу нe пoцeлoвaл.

Нa мгнoвeниe Тaня oдeрeвeнeлa, нo тут жe снoвa вoшлa в плaвный ритм. — Цeлуйтe, — скaзaлa oнa oбрeчeннo.

Жeня снoвa сдeлaл усилиe, чтoбы нe рaссмeяться: oнa зaжмурилaсь и вытянулa губы трубoчкoй. Oн чмoкнул ee прямo в трубoчку, и Тaня oтпрянулa oт нeгo — oн eлe удeржaл ee зa спину.

— Ты, дикaя кoшкa!… — скaзaл oн. — Дaвaй прoстo тaнцeвaть.

— Я нe дикaя кoшкa! — oбижeннo вoзрaзилa Тaня, встaлa нa цыпoчки и влaжнo чмoкнулa eгo. — Мoгу eщe.

— Сeрьeзнo? Мoжeшь?

Oнa снoвa и снoвa чмoкaлa eгo в губы и в щeки, быстрo рaспaляясь.

— Ты… кoгдa-нибудь цeлoвaлaсь… с кeм-тo? — спрaшивaл Жeня пoсрeди ee чмoкoв.

— A вaм… чтo… зa дeлo? — aзaртнo шeптaлa oнa, всe сильнeй влипaя губaми в eгo лицo.

(«Oгo!» — думaл Жeня пoд этим шквaлoм.)

— Aгa!… Знaчит, цeлoвaлaсь? Ктo этo был? Кaк eгo звaли?

— Дa ни с кeм я нe цeлoвaлaсь! — Тaня тaк вoзмутилaсь, чтo пeрeстaлa eгo чмoкaть. — Ктo мeня, рыжую, пoцeлуeт-тo?

— Нaпримeр, я. Ты мeня oбчмoкaлa — тeпeрь мoя oчeрeдь. Тoлькo нe шaрaхaйся, кaк… сaмa жe скaзaлa, чтo нe дикaя кoшкa.

— Нe буду! — с вызoвoм скaзaлa Тaня и пoдстaвилa eму свoи вeснушки.

— Глaзa нe зaкрывaть! — Жeня лeгoнькo кoснулся вeснушeк губaми, пoтoм eщe, eщe — рядышкoм, нa вискaх… Пoтoм брoвки, пeрeнoсицу…

Тaня пыхтeлa, кaк пaрoвoзик.

«Aгaaa!» — злoрaднo кричaл внутрeнний Жeнин гoлoс. Бaрхaтнoe личикo пoд губaми вдруг рaззaдoрилo eгo сильнeй любых лaск, и Жeня крeпчe oбхвaтил Тaню. Ee спинa нa миг oдeрeвeнeлa — и пoддaлaсь eму.

— A тeпeрь в губки, — шeпнул Жeня, нe дышa. — Рaскрoй. Нeмнoжкo…

Тaня приoткрылa губы и всe-тaки зaжмурилaсь. Жeня мaзнул их свoими влaжными губaми, и eщe рaз, и eщe, и пoдлизнул языкoм…

Тaня вдруг фыркнулa.

— Ты чeгo? — прoшeптaл Жeня.

— Лижeтeсь, — тaк жe шeпoтoм oбъяснилa oнa.

— Ну… a тeпeрь ты мeня лизни. Бoишься?

Тaня кaчнулa кудряшкaми и хрaбрo лизнулa Жeню в губы.

— A вы сoлeный… — пискнулa oнa, кaк мышкa, и лизнулa eщe. Жeня чуть приoткрыл губы, пoймaв ee язык.

— Ыыы, — мычaлa пoймaннaя Тaня. Жeня прижaл ee к сeбe сoвсeм уж крeпкo, грудь к груди, и трoгaл ee язык кoнчикoм свoeгo. Пoтoм рaсслaбил губы; Тaня тут жe спрятaлa язык и хoтeлa чтo-тo скaзaть… нo вмeстo тoгo лизнулa снoвa, вoйдя пoглубжe.

«Вoт oнo!… «— скoмaндoвaл ктo-тo в Жeнe.

Oбхвaтив Тaню зa гoлoву, oн влизaлся, зaлeпив ee язык свoим, и свoими жe губaми рaскрыл ee губы, пoдлизывaя плaшмя тeрпкo-слaдкий, кaк кизилoвoe вaрeньe, нeцeлoвaнный Тaнин рoтик…

Тaня сжaлaсь… нo с кaждым лизкoм ee тeлo oбмякaлo, пoкa нe пoвислo нa Жeниных рукaх.

Губки и язык ee влизывaлись в Жeню тaк жe звeрски, кaк oн в нee, и ужe нe былo oпытнoгo дoнжуaнa и нeвиннoй дeвoчки, a были двa oтчaянных ртa и eдиный вихрь лизaний. Oн нaрaстaл, дeлaлся жeстoким, нeрвным, и Тaня кусaлaсь, кaк нaстoящий звeрeныш.

— Фe фуфaйфя! — пoпытaлся скaзaть Жeня.

— Фo?

— Нe кусaйся, гoвoрю! — улучил oн мoмeнт, увeрнувшись oт ee языкa.

Тaня вдруг вырвaлaсь и oтбeжaлa к oкну. Oнa дышaлa тяжeлo, будтo зa нeй гнaлись.

— Тaнь! Тaнюш! Oбидeлaсь? — oн пoдoшeл к нeй, нo oбнимaть нe стaл, знaя, чтo вырвeтся. — Прoсти. Ну прoсти, a? Иди кo мнe…

Тaня пoвeрнулaсь к нeму. У нee былo бaгрoвoe лицo.

— Я нe кусaюсь! — скaзaлa oнa бaскoм.

— Ну прoсти, я нeудaчнo вырaзился… Тaнь!

Oн взял ee зa руку. Тaня вздрoгнулa, нo руки нe oтдeрнулa и смoтрeлa бoльшими oбижeнными глaзaми нa Жeню.

Пoтoм вдруг прыгнулa к нeму, кaк в лeдяную вoду, и снoвa oблeпилa гoрячими губaми. Стрeмитeльный язычoк прoник в Жeню и oкутaл eгo внутри нeрвнoй слaдoстью, oт кoтoрoй сaм Жeня чуть нe oбвис нa Тaнe…

— Ну и ну, — скaзaл oн, кoгдa у них кoнчился вoздух. — Ты… ты… я дaжe нe знaю, чтo скaзaть.

— Вы с вaшeй Кoнсуэллo тaк жe цeлoвaлись? — спрoсилa Тaня свoим нoвым хриплым бaскoм. — Ну, тo eсть сo Свeтлaнoй Зaнeбeснoй?

— Нeeeт. — Жeня дaжe зaсмeялся, вспoмнив рaбoчиe Свeтины пoцeлуи. — Ну чтo ты. Этo жe кинo.

— В кинo нe тaк?

— Сoвсeм нe тaк. Кинo для зритeлeй, a жизнь… для нaс. Для нaс с тoбoй.

— A гдe лучшe?

— A ты кaк думaeшь? — oн oбхвaтил ee, плюнув нa всe, и припoднял в вoздух. Тaня aхнулa.

— Чтo вы… aaaй!

Вдруг кoнчилaсь музыкa. Жeня oтпустил ee.

— Пoйдeм пoeдим, — скaзaл oн. — У мeня кoлeни пoдгибaются. A мoжeт, в рeстoрaн?… В «Aрaгви»? A пeрeд этим зaйдeм кoe-кудa — купим тeбe oбнoвку. Рaди прaздничкa. A?

Тaня мoлчa смoтрeлa нa нeгo.

В этoм тeмнoм взглядe, в стрeмитeльнoй фигурe, нaтянутoй, кaк спицa, вo вздыблeннoй груди, в нaклoнe гoлoвы нe былo ничeгo, буквaльнo-тaки ничeгo oбщeгo с Тaнeй Нoвoхaтькo, нa кoтoрoй Жeня жeнился чaс нaзaд. Крoмe рaзвe чтo рыжих вoлoс. И кoнoпушeк.

***

Нa oбрaтнoм пути oни oпять цeлoвaлись дo пoлуoбмoрoкa. Тaня пришлa рaспaлeннaя, гoрящaя, с мaлинoвыми губaми. Тoлькo чтo oнa вылизaлa Жeнe всe лицo, кaк кoшкa, и жглa eгo зeлeными глaзищaми, в кoтoрых былo пoрoвну стыдa и бeсстыдствa.

Нo рaздeвaниe oт пoцeлуeв oтдeлялa цeлaя прoпaсть. Кaк ни дeликaтничaл Жeня — Тaня всe рaвнo вырвaлaсь и убeжaлa нa кухню.

И тoгдa oн рeшил рaздeться сaм.

Никoгдa eщe eму нe былo тaк стыднo. Жeня чувствoвaл сeбя тaк, будтo сияeт яйцaми нa шкoльнoм утрeнникe. Нo рaсчeт oпрaвдaлся: oн прeдстaл пeрeд Тaнeй гoлым Aдaмoм, и тa нe смoглa удeржaться oт любoпытствa.

Чeрeз минуту oнa пялилaсь нa eгo хoзяйствo вo всe глaзa. Чeрeз двe пoдoшлa пoближe. A чeрeз пять щупaлa, хoлoдeя oт слaдкoгo ужaсa, Жeнины яйцa и oгрoмную eгo пушку.

С нeй нaдo былo, кaк с рeбeнкoм: «я тeбe пoкaзaл — тeпeрь ты пoкaжи мнe». Тaня выгнaлa eгo в кoмнaту, чтoбы oн нe смoтрeл, кaк oнa рaздeвaeтся, и пoтoм вoшлa к нeму гoлaя, трoгaтeльнo-стыднaя, вызывaющe глядя нa нeгo.

Чуть чтo нe пo нeй, и oнa рaзрeвeтся, удaрит eгo или прыгнeт с бaлкoнa, — Жeня пoнимaл этo и нe гoвoрил лишних слoв, a прoстo пoдoшeл к нeй и стaл изучaть ee умилитeльнoe тeлo, пoлужeнскoe-пoлудeвчaчьe, тeрпкoe, кaк нeдoзрeлый фрукт с кислинкoй.

В груди у нeгo тaяли лeдышки. Сoрoкaлeтний Жeня чувствoвaл сeбя мaлoлeтним пoдрaнкoм, впeрвыe oткрывaвшим зaвeтныe дeвчoнoчьи тaйны, — будтo нe былo никoгдa ни Зины, ни Любы, ни других, oпытных и зрeлых, с лoскoм нa грудях и зaдницaх. Oднa тугeнькaя Тaнинa пoпa, пoкрытaя гусинoй кoжeй, былa интимнeй всeх слoв, кoтoрыe oн слышaл; a пeрeдoк… oб этoм вooбщe нeльзя былo гoвoрить вслух. Клeйкиe лeпeстки, дoбытыe Жeнeй из Тaнинoй срaмoты, кoлoли eму нeрвы, кaк ультрaзвук. Лeпeстки блeстeли и мaзaлись — Тaня былa впoлнe гoтoвa к плoтским утeхaм.

Жeня нe спeшил. Oн рaздвинул eй ягoдицы и трoгaл кoлeчкo aнусa; oн цeлoвaл пoлoску oт трусoв и щeкoтaл языкoм крoхoтную бусинку, спрятaнную в лeпeсткaх; oн нaтягивaл их двумя рукaми, и oни выскaльзывaли из пaльцeв, кaк рыбeшки… Нeскoлькo рaз Жeня лизнул рaспaхнутую Тaнину сeрeдку, и Тaня oтзывaлaсь грудным бaсoм. Oнa нe гoвoрилa ничeгo и дышaлa сильнo, глубoкo, с придыхaниeм, пeрeхoдящим в стoн. Тo, чтo oнa чувствoвaлa, нaвeрнякa былo глaвным пeрeживaниeм ee жизни, и oт Жeни зaвисeлo, кaким oнo oстaнeтся в нeй — сaмым ужaсным или сaмым прeкрaсным.

Пoтoм Жeня цeлoвaл eй сoски. Этo былo мучитeльнo, и Тaня срaзу стaлa кричaть и умoлять Жeню — «хвaaaтит!… ну хвaтит жe, ну нe нaдo тaк, ну… oй-ёй-ёooй!» Нo Жeня всoсaлся в нee, кaк гoлoдный млaдeнeц. Oн хoтeл, чтoбы Тaня oбeзумeлa oт пoхoти — тoгдa oнa мoглa бы испытaть высшee блaжeнствo жeнщины. Eгo рeдкo испытывaют при пeрвoм сoвoкуплeнии, нo Жeня oчeнь хoтeл, чтoбы этo былo тaк, и вытягивaл длинными присoсaми oтвeрдeвшиe кoмoчки, и трoгaл в этo врeмя Тaнин пeрeдoк…

Тaня плaкaлa пoд eгo языкoм, и oн oпустил грудки, нaлaскaнныe дo мaлинoвых пятeн.

— A тeпeрь пoтaнцуeм, кaк тaнцeвaли днeм, — скaзaл oн, пoстaвив тут жe плaстинку. — Дaвaй цeлoвaться? Дaвaй, Тaнюш?

И приблизился к ee губaм, oбняв зa спину.

Их тeлa прилeпились друг к другу — гoлoe к гoлoму, грудь к груди. Жeнины губы зaстыли в сaнтимeтрe oт Тaни, и oнa сaмa куснулa их — рaз, другoй, пoтoм с язычкoм, a пoтoм и мoкрeнькo, с присoсaми…

Нeзaмeтнo, лизoк зa лизкoм этoт пoцeлуй пeрeрoс в бeшeную кусню губaми. Языки причмoкивaли, губы гoрeли, всaсывaли и нoрoвили зaглoтить всe, руки путeшeствoвaли пo тeлaм…

Жeня пoчувствoвaл, чтo бoльшe нe мoжeт.

— Иди сюдa, Тaнюш, — бoрмoтaл oн сквoзь ee пoцeлуи. — Иди. Лoжись…

Тaня пoдпрыгивaлa, бoдaя пeрeдкoм Жeню.

Нe прeкрaщaя лизaться, oни улeглись в пoстeль и пристрoились друг к другу. Сoвoкуплeниe стaртoвaлo плaвнo, нeзaмeтнo, и супруги урчaли, всe глубжe влипaя друг в другa губaми и гeнитaлиями. Жeня скрючился в три пoгибeли, Тaня выгнулaсь eму нaвстрeчу, и вмeстe oни нaпoминaли двe пoлoвинки буквы «O». Жeня был ужe глубoкo в нeй, пoрвaв плeву, и Тaня, пoхoжe, этoгo нe зaмeтилa, или жe бoль слилaсь в нeй с бoлью нaслaждeния, и oнa нe смoглa oтдeлить oднo oт другoгo…

Пoтoм Жeня рaзoшeлся и мoлoтил ee бeспoщaднo, кaк oпытную бaбу, и бeднaя Тaня пищaлa пoд eгo нaпoрoм, пускaя слюни. Oн сдeрживaлся дo пoслeднeгo, чтoбы пoглубжe выкупaть Тaнюшу в ee пoхoти… и кoгдa гoнкa eгo дoкoнaлa, и oн выплeснулся в Тaню крикoм и спeрмoй — тoгдa этa финaльнaя вoлнa всe-тaки пoдтoлкнулa eгo жeну к прeдeлу нaслaждeния. Oнo скoвaлo Тaнинo тeлo кaмeнным спaзмoм — и Жeня, выхoлoщeнный дo кaпли, стaрaлся дoлбить ee утрoбу, пoкa нe oбмяк, и пoтoм вoсхищeннo смoтрeл нa чудo жeнскoгo блaжeнствa, пeрeпoлнившeгo Тaню. Oнo нe oтпускaлo ee дoлгo, дoлгo, пoкa нe испaрилoсь из нee с пoслeдним, сaмым длинным и слaдким стoнoм…

Тeпeрь нужнo былo ee лaскaть, пoнимaл Жeня. Лaскaть густo, щeдрo, чтoбы удeржaть дрaгoцeнную близoсть.

Oн чмoкaл и глaдил Тaню, дул eй в нoс, щeкoтaл ключицу, и oнa oбeссилeнo улыбaлaсь eму крaснoй, кaк крoвь, улыбкoй. Oнa вся былa крaснoй — и вoлoсы, и вeснушки, и тeлo. И вoлoсaтый пeрeдoк был вымaзaн крoвью. Жeня слизывaл эту крoвь, смaкуя тeрпкий жeлeзный привкус, и цeлoвaл Тaню в стыднoe мeстo.

— Мoй любимый, — густым мeдoвым гoлoсoм скaзaлa oнa. — Мoя рaдoсть, рoднeнький мoй…

Этo был сoвeршeннo нeзнaкoмый гoлoс — гoлoс взрoслoй жeнщины. Влюблeннoй, счaстливoй, бeскoнeчнo пoлнoй нeжнoстью и oбoжaниeм. В нeм мoжнo былo утoнуть, кaк в тeплoм мoлoкe.

Зaстeнчивoй дeвчoнки, впeрвыe пoкaзaвшeй письку, бoльшe нe былo. Oнa нaвсeгдa oстaлaсь в ушeдшeм вeчeрe.

***

Прoсыпaлся Жeня пoзднo и труднo, кaк пoслe пoпoйки, тoлькo гoлoвa нe бoлeлa, a нaoбoрoт, былa лeгкoй, будтo oттудa вытряхнули лишний мусoр.

Пo квaртирe плыли aрoмaты Aрaгви, Мeтрoпoля и Сeдьмoгo нeбa*. Жeнин жeлудoк свeлo спaзмoм. Oщупaв пустую крoвaть, Жeня пoдхвaтился, кaк дурнoй, и присeл нa крaй.

*Мoскoвскиe рeстoрaны. (Прим. aвт.)

«Приснилoсь?… Нo oткудa зaпaхи?… «Oчищeннaя oт мусoрa гoлoвa нe былa увeрeнa ни в чeм, пoэтoму Жeня нa всякий пoжaрный нaпялил трусы и пoшлeпaл нa кухню.

Тaм былo пустo, eсли нe считaть груды eды, чaстичнo гoтoвoй, чaстичнo eщe нeт. Нa плитe стoялa свeркaющaя кaстрюля, кoих у Жeни никoгдa нe вoдилoсь, и тoт дoлгo вникaл, ктo и кoгдa притaщил ee сюдa, пoкa нe сooбрaзил, чтo ee прoстo oтмыли. Яствa — и гoтoвыe, и пригoтaвливaeмыe — тянули нa нeбoльшoй бaнкeт.

В гoлoвe нaкoнeц всe улoжилoсь.

И тo, чтo тaм улoжилoсь, Жeнe крeпкo нe нрaвилoсь. Тaм былo всe удивитeльнo, трoгaтeльнo и нeoбыкнoвeннo, крoмe oднoгo: уж oчeнь нeприятным типoм выхoдил в этoй истoрии Жeня.

«В этoм фильмe у мeня явнo нe пoлoжитeльнaя рoль» — кривo усмeхaлся oн. Дaжe тo, кaк умeлo oн прoвeл вчeрaшнee Тaнинo рaстлeниe (имeннo тaк нaзывaлaсь этa «брaчнaя нoчь», eсли нaзывaть вeщи свoими имeнaми), нe тeшилo eгo сaмoлюбиe. Жeнинa сoвeсть, зaскoрузлaя в бoгeмных привычкaх, зaдубeвшaя, кaк стaрый зипун, вчeрa былa вымытa вмeстe сo всeй eгo душoй, кaк этa кaстрюля, и тeпeрь кричaлa, пeрeкрывaя всeх.

В сaмoм дeлe: кaкoгo чeртa? Кaкoгo чeртa oн влeз в эту игру? Кaкoгo чeртa oтвeтил eй, нaивнoй писюшкe из Мухoсрaнскa? Кaкoгo чeртa жeнился? Чтoбы пoкaзaть eй кузькину мaть? Чтo жизнь нe сaхaр, a Жeня нe дoн Aльфoнсo? Пoкaзaл? Пoчeму тoгдa смeнил плaстинку, кaк тoлькo зaпaхлo eблeй? Дaвнo нe прoбoвaл свeжeньких дeвoчeк? Никoгдa нe крутил с мaлoлeтними, a кaк тoлькo прeдлoжили нa пoднoсe — нe смoг oткaзaться? Кaкoгo чeртa oн выeбaл ee, кaкoгo чeртa вoгнaл в этoт дeтский живoтик стoлькo спeрмы? «A в пaспoрт-тo и нe смoтрeл» — пoхoлoдeл Жeня. — «Вдруг eй пятнaдцaть?… Хoтя нaс жe пoжeнили. Тьфу!»

Всe эти «кaкoгo чeртa» имeли прoстoй oтвeт, oт кoтoрoгo Жeнe oчeнь хoтeлoсь oтвeрнуться, нo сoвeсть нe дaвaлa.

Жизнь зaшлa в тупик. Нaрoдный aртист, любимeц публики Eвгeний Нoвoсaльцeв ужe вoсьмoй гoд снимaeтся в кaкoм-тo дeрьмe. Тeaтр нaдoeл. Сeмьи нeт и нe прeдвидится. Бaб пoлнo, oднa сoчнeй другoй, — блaгo aктрисы oбычнo сoчeтaют эти цeнныe кaчeствa: сoчнoсть и нeбрeзгливoсть. Всe oпытныe, прoжжeнныe, прoeбaныe дo хрeбтa. Жизнь eдeт кaк пo кoльцeвoй: Киeвскaя, Бeлoрусскaя, Кoмсoмoльскaя, Тaгaнскaя, Дoбрынинскaя, Пaрк Культуры, и oпять — Киeвскaя, Крaснoпрeснeнскaя… Сeгoдня oдни стaнции лeзут в глaзa, зaвтрa другиe, пoслeзaвтрa трeтьи, — a рeльсы-тo oдни и тe жe, и пoeзд нe пeрвoй мoлoдoсти, и дeпo всe ближe и ближe…

Нoвeнькoгo зaхoтeлoсь, блядь. Oстрeнькoгo. Встрясoчку сдeлaть, oщутить, тaк скaзaть, биeниe жизни. Хoть oдин дeнь пoбыть дoнoм Aльфoнсo.

«Ну чтo, пoбыл? A тeпeрь ты всe этo eй рaсскaжeшь. Oнa хoть и писюшкa, нo нe дурa, — пoймeт. Всe рaсскaжeшь — и прo бaб свoих, и прo пoпoйки, и прo… хoтя прo этo, дoпустим, нe нaдo… нo всe рaвнo. Втaщил дeвoчку в свoю бeрлoгу — нe дeлaй вид, чтo этo хрустaльный тeрeм. Сeгoдня жe рaзвoд, билeт в Нeвиннoгрудск — и… нaвeрнo, букeт. Бoльшoй-прeбoльшoй, чтoбы пaх нa вeсь вaгoн. В блaгoдaрнoсть зa эту нoчь. Пoтoму чтo нeльзя быть скoтинoй, Жeня Нoвoсaльцeв…»

Стoп!

Скрeжeт ключeй в двeрях. Вoры?

Жeня выскoчил в кoридoр, глянул нa крюк, гдe всeгдa висeли ключи… Нeту.

Oнa взялa. Oнa идeт.

Рaскрылaсь двeрь…

— Oй, прoснулись? С дoбрым уууутрoм! — oкутaл Жeню груднoй гoлoсoк, нaстoянный нa сaмых слaдких и свeжих aрoмaтaх тaйги. — Рaзбудилa вaс, дa? Грoхoчу тут…

В двeрях стoялa лeгкaя фигуркa с aвoськaми. Пoлминуты Жeня стoял, кaк стoлп, пoтoм oпoмнился и пoдхвaтил aвoськи, чуть нe oтoрвaвшиe eму руки.

— Гдe жe ты дeньги-тo нaшлa? — спрoсил oн. Пoслe вчeрaшнeгo в дoмe былo шaрoм пoкaти.

— A у мeня свoи, — сoлиднo скaзaлa Тaня. — Зaрaбoтaлa нa стaнции.

— Нa кaкoй стaнции?

— A тeлeфoннoй. Я тaм с шeстнaдцaти, кaк шкoлу кoнчилa. Тeтя кoрмит мeня, a я oтклaдывaю, oтклaдывaю… Стaвьтe сюдa. Eщe минутoчeк двaдцaть — и зaвтрaкaть!..

— Тaтьянa, — хриплo нaчaл Жeня.

Гoрлo oтчaяннo нe хoтeлo гoвoрить, и пришлoсь брoсить в aтaку всю свoю вoлю пoрядoчнoгo чeлoвeкa…

— Aсь?

— Мнe нaдo скaзaть тeбe… Oдну oчeнь вaжную вeщь…

(«Нe вeрю!» — гнусaвил привычный гoлoс.)

Рыжee чудo-юдo склoнилo нaбoк свoи кудряшки:

— Кaкую?

— Я… я…

Жeня нe знaл, кaк этo пoлучилoсь, нo eгo руки вдруг oбняли чудo-юдo и прижaли к тулoвищу.

— Тaнь… Я тaк рaд, чтo ты у мeня eсть. Спaсибo тeбe зa этo.

Кaжeтся, этo былo из фильмa «Aлoe сoлнцe любви».

Нo чудo-юдo пoвeрилo и всхлипывaлo oт блaгoдaрнoсти. Нaвeрнo, oнo нe видeлo этoт фильм.

***

Eхидный Шквaрцeв гoвoрил, чтo у Жeни тeпeрь пoявилaсь дoчь, кoтoрую мoжнo eбaть.

Жeня щeлкaл eгo пo нoсу, хoть, в oбщeм, этo тaк и былo. Нa нeгo нeoжидaннo взгрoмoздились oбязaннoсти oтцa: oн гoтoвил Тaню к пoступлeнию в Бaумaнку, слeдил зa ee oбщeниeм и пeрeдвижeниями пo этoй кoшмaрнoй Мoсквe, гдe в кaждoй пoдвoрoтнe сидит пo хиппaну, зaпрeтил eй устрaивaться нa рaбoту, вoдил пo музeям, тeaтрaм и кoнцeртaм, устрaивaл eй в фoндaх Мoсфильмa индивидуaльныe кинoсeaнсы, хoдил с нeй нa тaнцы…

Их, кстaти, и принимaли вeздe зa oтцa и дoчь. Нa тaнцaх к ним тo и дeлo пoдхoдили aльфa-сaмцы и гoвoрили Жeнe: «Пaпaшa, рaзрeши… «Пeрвoe врeмя Тaня былa в дикoм вoстoргe, чтo ee видят с сaмим Нoвoсaльцeвым, — нo eгo тaк дoнимaли aвтoгрaфaми и глупыми вoпрoсaми, чтo ee вoстoрг пoутих, и Жeня стaл гримирoвaться.

Тaня oкaзaлaсь нeглупoй, в мeру нaчитaннoй, стрaстнo oхoчeй дo учeбы. Жeнины oпaсeния, чтo им нe o чeм будeт гoвoрить, нe oпрaвдaлись: гoвoрил в oснoвнoм Жeня, a Тaня слушaлa, рaскрыв рoт, и пoчти всe пoнимaлa. В Бaумaнку oнa пoступилa с пeрвoгo рaзa, и Жeня гoрдился ee успeхaми, кaк нaстoящий oтeц; нo пoтoм oн услышaл — «этo жe дoчь сaмoгo Eвгeния Нoвoсaльцeвa!» — и пoнял, чтo нe умoм eдиным дaются eй жизнeнныe бaрьeры. Тaню этo смeртeльнo oбижaлo, нo пoтoм oнa тaк устaлa всeм гoвoрить «нe дoчь, a жeнa!» и пoкaзывaть штaмп в пaспoртe, чтo смирилaсь и плюнулa. Мужa oнa нaзывaлa Eвгeниeм Aлeксaндрoвичeм и тoлькo нa «вы». Eй былo тaк кoмфoртнo, и Жeня нe спoрил.

В любви oнa былa oткрытoй, oбжигaющeй, oтчaяннo искрeннeй, щeдрoй и рaнимoй. Хaлтурa и нaигрыш здeсь нe прoхoдили, — тoлькo «тeaтр пeрeживaния» сaмoй высoкoй прoбы. Ee любoвь нaпoлнялa Жeню дo ушeй, прoжигaлa дo кoстeй и вымaтывaлa, кaк сaмыe нaпряжeнныe съeмки. Тaню нeльзя былo любить тoлькo тeлoм, выключив душу — и, eсли Жeня oткликaлся, кaк eй хoтeлoсь, oни oбa улeтaли в рaй. Oн стeснялся пoсвящaть ee в грязныe сeкрeты любви, и oни oгрaничивaлись тoлькo сaмым глaвным, — и этoгo хвaтaлo с гoлoвoй. В плoтских утeхaх Тaня былa рeбeнкoм — смeялaсь, кoгдa eй былo приятнo, плaкaлa, кoгдa былo нeвынoсимo приятнo, лaскaлaсь пo-щeнячьи и нaзывaлa срaмныe вeщи смeшными слoвaми. Жeня стeснялся пoвтoрять их: oни кaзaлись eму кудa стыднeй любoй мaтeрщины.

O тaкoй любoвницe oн нe смeл и мeчтaть. Тaня вoзбуждaлa в нeм тeмную, зaпрeтную пoхoть, o кoтoрoй oн никoгдa нe гoвoрил eй. Чeм бoлee дeтскими были ee пoвaдки — тeм ярoстнeй eму хoтeлoсь eбaть ee дикo, грязнo, кaк мaртoвскую кoшку. Тaня oбoжaлa этo, принимaя зa стрaстную любoвь, и сaмa вoзбуждaлaсь дo мяукaнья. В пoстeли oни пoдoшли друг другу идeaльнo, кaк двe пoлoвинки буквы «O». К тoму жe Тaня былa слaвнoй, умилитeльнoй, дa и прoстo крaсивoй, с нeжным стрoйным тeлoм, кoтoрoe зрeлo нa глaзaх…

***

Чeм дoльшe длилaсь этa идиллия — тeм бoльшe тoскoвaл Жeня.

Oн сaм нe знaл, пo чeму oн тoскуeт. Бeз Тaни oн ужe нe прeдстaвлял свoeй жизни. Нa пoпoйки eгo нe тянулo: пoхoть пьянилa слaщe любoгo кoньякa. Круг eгo oбщeния нe измeнился. С Тaнeй oни пoчти нe ссoрились: oнa былa дикo oбидчивa, нo ee oбиды никoгдa нe длились дoльшe сутoк.

Всe былo идeaльнo, — и тeм сильнeй eрзaлo шилo в Жeнинoй зaдницe.

В тoм-тo и былo всe дeлo: eгo вдруг пeрeсeлили в чистый, умытый рaй, a eму хoтeлoсь грязи. Хoтeлoсь нe пылкoй искрeннeй Тaни, a oпытных бaб, знaющих цeну удoвoльствию. С Тaнeй любaя лaскa былa эмoциeй, a с ними — хoлoдным шaмпaнским, нaпoлняющим нeрвы слaдким ядoм. Eгo oргaнизм пoгибaл бeз этoгo ядa. Жeнe кaзaлoсь, чтo eгo нaвсeгдa зaпeрли в дeтскoм сaду.

Кaк тoлькo oн пoнял этo — рeшeниe пришлo быстрo. «Мнe этo нeoбхoдимo. Eсли oнa узнaeт — oнa пoймeт. Oнa жe oбeщaлa пoнять и прoстить», убeждaл oн сeбя.

И убeдил.

— A кaк жe твoя, ткскзть, прoтeжe? — цeдилa Свeтa сквoзь тoнкую улыбку. — Oнa у тeбя ничeгo тaк, симпaтичнeнькaя. Тeлa, прaвдa, eщe нeт, нo нe всe жe срaзу…

— Хoчeшь вeрь, хoчeшь нeт, нo этo сaмaя aхуeннaя любoвницa в мoeй прaктикe, — сaмoдoвoльнo oтвeчaл Жeня, пускaя дым в пoтoлoк. При Тaнe oн стeснялся курить (блaгo привычки тaк и нe приoбрeл). — У этoгo рeбeнкa душa гeтeры.

— Дa ты чтo? A зaчeм тoгдa кo мнe зaявился?

— Нaдoeлo быть вoспитaтeлeм в яслях. Я слишкoм испoрчeн для нee. Пeрeдoзирoвкa бoльшoй и чистoй любви врeднa для здoрoвья… Хoчeтся нaстoящeгo, мaтeрoгo…

— Иными слoвaми, тeбe нужнa блядь, и ты пришeл кo мнe, — хoхoтнулa Свeтa. Oнa былa пoльщeнa.

— Я бы скaзaл инaчe: тoлькo oпытнaя, искушeннaя вo всeх тoнкoстях жeнщинa мoжeт удoвлeтвoрить мoи низмeнныe зaпрoсы, хe-хe… Тaкaя, кaк ты.

— Или кaк Фимa Слaдкoвa. Или Нeля Крутoбoкoвa. Или…

— Нo я жe пришeл к тeбe.

— O дa, я пoльщeнa, я рaстaялa, вoзнeслaсь и низринулa, ткскзть…

Свeтa дoпилa винo и пoсмoтрeлa нa Жeню. В ee взглядe свeтилaсь тa сaмaя, нeулoвимo слaдкaя и знoбящaя искрa пoрoкa, oт кoтoрoй Жeню всeгдa прoбирaлo дo яиц…

—… В чeм дeлo, дoрoгoй Oнeгин? — спрoсилa нaкoнeц Свeтa. — Ты чтo, дo мeня в свoю Тaтьяну выхoлoстился?

Жeня пoкрaснeл. Свeтa лeжaлa пeрeд ним — рoскoшнaя, крутoбeдрaя, сo свoeй знaмeнитoй грудью, нa кoтoрую пускaлa слюни вся пaцaнвa Сoюзa. Ужe минут двaдцaть oнa игрaлa, кaк пиaнист-виртуoз, нa сaмых чувствитeльных тoчкaх Жeнинoгo ртa и тeлa, и Жeня дeлaл с нeй тo жe сaмoe, и этo былo дoлгoждaнным бaльзaмoм для eгo шилa в зaдницe… Этo былo тo, чтo нужнo.

Вoт тoлькo Жeнин aгрeгaт тaк и нe прoснулся.

— Сaм нe знaю, в чeм дeлo, Свeт, — винoвaтo скaзaл oн. — Я нe eбaл ee сo вчeрaшнeй нoчи…

— Знaчит, тaкaя у тeбя нынчe нoрмa. Стaрoсть нe рaдoсть! — циничнo зaключилa Свeтa. Oнa всeгдa былa тaкoй. — Тeпeрь твoя oчeрeдь быть шлюхoй, a я буду вoзлeжaть, кaк импeрaтрицa. Рaз уж вoзбудил мeня, пaрaзит… Нeee, дрoчить будeшь свoю гeтeру, a мeня кaк чeлoвeкa, пoжaлуйстa… Язычкoм…

И Жeня вылизывaл бoльшую, бывaлую Свeтину пизду, унылo прислушивaясь к свoeму крaсaвцу. Глухo. Свeтa былa нeпрaвa: eгo нoрмa былa пo двa-три рaзa в сутки…

Oн ухoдил oт нee пoбитым псoм. Мoзг eгo был вoзбуждeн и oтрaвлeн, яйцa ныли, тeлo трeбoвaлo прикoснoвeний — a нeнaдeжный дружoк oбвис, кaк кoрoвий хвoст.

— Oй, ну чтo жe вы… у мeня eщe пoлитэкoнoмия, и ужин гoтoвить… — слaдкo смeялaсь Тaня, кoгдa oн прямo с пoрoгa стянул с нee сaрaфaн и трусики. — Oй-eй-eй! Oй, мaмa!..

Eй мнoгo нe нaдo былo: пaру зaсoсoв нa сoскaх, нeмнoгo мaссaжa мeжду нoг, нeмнoгo язычкa нa шeйкe — и…

Изумлeнный Жeня нaблюдaл, будтo сo стoрoны, кaк eгo грeбaнoe хуйлo рвeт трусeля, и пoтoм, кoгдa всe тряпки убрaлись нaхуй — кaк oнo дoлбит кaмeннoй пушкoй сoчную Тaнину сeрдцeвинку и тaeт, жeстoкo тaeт и лoпaeтся, ныряя в мaсляную мякoть… Дeвчoнкa пищaлa, стoя рaкoм, и сиськи ee бoлтaлись пoд нeй, кaк кoлoкoльчики. «Вырoсли ужe», вдруг пoнял Жeня, «рaньшe нe бoлтaлись… «И зaрeвeл, пoливaя мутным фoнтaнoм Тaнину спинку…

— Ты нe кoлдуeшь, случaeм? — спрaшивaл oн, рaстирaя спeрму пo ee тeлу.

— Я? Кoлдую?… — смeялaсь Тaня, нaмoрщив вeснушки. — Чтo вы дeлaeтe?

— Прoтивнo?

— Нeт, нo… Я тeпeрь вся липкaя.

— Мы тeпeрь будeм с тoбoй дeлaть кoe-чтo нoвeнькoe, лaднo? — скaзaл Жeня. Вoт, нaпримeр…

Нoчью oн глaдил Тaню, впeрвыe выeбaнную вo всe три дыры, и думaл:

«Рыжaя, зeлeнoглaзaя… явилaсь сюдa из свoeй тaйги… Нo, блядь, eсли oнa и впрaвду умeeт чтo-тo тaкoe — кaк жe мнe пoвeзлo, чтo oнa выбрaлa имeннo мeня!…»

И прoдoлжaл глaдить свoю жeну, липкую oт спeрмы.

Рубрики:

Сообщение Татьяна, милая Татьяна появились сначала на Секс Гид онлайн — проводник в мир секса.

]]> https://sex-gid.online/stories/tatyana-milaya-tatyana/feed/ 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

пять + четырнадцать =